четверг, 18 августа 2022 г.

«Это вечный риск» Как 45 лет назад советский корабль «Арктика» первым в мире пробился к Северному полюсу

 17 августа 1977 года, ровно 45 лет назад, советский атомный ледокол «Арктика» достиг географической точки Северного полюса. Он сделал это первым в мире среди надводных кораблей в активном плавании. Поход «Арктики» стал настоящей сенсацией и позволил еще больше расширить период навигации в Северном Ледовитом океане по кратчайшим маршрутам. Празднуя свой успех прямо на льду, советские моряки получили поздравление от Леонида Брежнева, утопили герб СССР и почтили память дореволюционного полярника Георгия Седова, погибшего во время экспедиции к Северному полюсу.

«Внимание экипажа! В четыре ноль-ноль наш ледокол вышел в точку Северного географического полюса!» — разнеслось эхом по огромному кораблю «Арктика». Голос принадлежал вахтенному штурману Павлу Ню. В ту ночь никто не спал. Члены экипажа и исследователи выбежали на ходовой мостик, обнимались и поздравляли друг друга с уникальным достижением: ранним утром 17 августа 1977 года советский атомоход впервые в истории мореплавания достиг Северного полюса в свободном плавании. До него это удавалось только атомным подлодкам, вовсю совершавшим в 1970-е подводные рейды.

Ликованию очевидцев сенсации не было предела, люди спустились с ледокола по парадному трапу и прямо на льду провели торжественный митинг. Под звуки советского гимна подняли флаг СССР, а капитан «Арктики» Юрий Кучиев поднес к металлическому флагштоку древко российского трехцветного флага Георгия Седова, который умер во время экспедиции к Северному полюсу в 1914 году. В честь полярного исследователя и других героев, погибших при освоении Северного полюса, объявили минуту молчания.

К флагштоку прикрепили капсулу с проектом новой Конституции СССР, которую Верховный Совет примет в октябре 1977-го. Прозвучал салют — 21 залп из ракетниц. В металлический футляр вложили список всех участников экспедиции и газеты, привезенные из Мурманска. Напоследок в Северный Ледовитый океан опустили чугунную доску с гербом СССР.

«Нас собрали на корме ледокола и зачитали поздравительную телеграмму от Леонида Брежнева, — вспоминал в 2012 году участник похода «Арктики» Василий Котовский. — Уже тогда очень многие относились к нему скептически, но телеграмму восприняли с гордостью. То, что поздравления прислал сам генсек, означало, что случившееся событие — действительно государственного, если не планетарного масштаба.

Единой команды не было, но мы с друзьями по экипажу достали припрятанные заранее заначки и слегка нарушили сухой закон, царивший на ледоколе. Грех было не выпить рюмочку

«Боялись только поломки винтов в сжатом льду»

Важнейшей задачей того времени было расширение периода навигации на Северном морском пути. До 1960-х он длился с июля по сентябрь и иногда до октября. Ввод в эксплуатацию первого в мире атомного ледокола «Ленин» позволил существенно продлить срок навигации. А рейс «Арктики», как обещал начальник администрации Севморпути Кирилл Чубаков, должен был способствовать поиску новых, еще более коротких трасс и изучению тамошнего льда.

«Арктику» построили на Балтийском заводе и спустили на воду в конце 1972 года. Это был крупнейший ледокол своего времени: 148 метров в длину, 30 метров в ширину. Высота борта составляла 17 метров, осадка — 11 метров, водоизмещение — 23 тысячи тонн. Мощность турбин — 75 тысяч лошадиных сил. «Арктика» могла с легкостью проламывать лед толщиной пять метров и развивать скорость до 18 узлов в чистой воде. Корпус ледокола изготовили из прочной легированной стали, а по бокам усилили специальным ледовым поясом. Судно имело четыре палубы, две платформы, бак и пятиярусную надстройку-площадку для посадки разведывательного вертолета. По судну были размещены 86 радиационных датчиков.

Отправить «Арктику» в поход к новым целям решили в середине июля 1977 года. Подготовка шла в сжатые сроки. По словам участника экспедиции Владимира Гулина, уже в начале августа на «Арктике» удалось устранить все неполадки.

«Оптимизма экипажу было не занимать, все верили в успех рейса, — вспоминал он. — Одного только боялись — поломки винтов в сжатом льду. В такой ситуации очень опасно работать водолазам, а без них винты не поменять»

Во время похода ремонтной бригаде приходилось работать днем и ночью: требовалось не допустить выхода из строя трубопроводов ледокола, которые больше всего страдали от ударов льдин.

«Специалисты Арктического и Антарктического НИИ начертили путь с наиболее легкой ледовой обстановкой, — вспоминал моряк Анатолий Ламехов, в ту пору старший помощник капитана «Арктики». — Поход запланировали на месяц, но мы справились гораздо быстрее, уложились примерно в половину срока. Маршрут проложили из Мурманска к северной оконечности архипелага Новая Земля, далее в сторону Диксона и до 130-го меридиана. По 130-му проходит подводный хребет Ломоносова. Там за счет разницы глубин и течений постоянно возникает разрыв ледовых полей. Поэтому наука рекомендовала продвигаться именно по 130-му меридиану. Так мы и поступили».

В состав экспедиции вошли 207 человек — высокое начальство, команда, исследователи и журналисты. Требовалось не только достичь Северного полюса, но и провести замеры и наблюдения, а также проверить возможности ледокола, его устойчивость к постоянным столкновениям со льдами.

Поход возглавил министр морского флота СССР Тимофей Гуженко. С собой взяли два вертолета Ми-2 с дистанционным измерителем толщины льда, бульдозер, стройматериалы, взрывчатку, запас продовольствия на восемь месяцев и различные инструменты. Моряки готовились к вынужденному дрейфу.

«Несколько раз мы "заклинивались" во льдах»

Ради успеха кампании решили использовать опыт уже ходивших в Арктику подводников. С этой целью пригласили капитана 1-го ранга Владимира Владимирова, который помогал штурманской группе ледокола. Именно по его предложению руководители экспедиции приняли решение до 84 градусов северной широты идти в обычной географической системе координат, а далее к Северному полюсу — в квазигеографической, как это делалось на подводных лодках при плавании в высоких широтах.

9 августа 1977 года атомоход под командованием капитана Кучиева после перезарядки реакторов и тщательной подготовки вышел из Мурманска и взял курс к северной оконечности Новой Земли.

Для уточнения места судна и курсоуказаний в рейсе «Арктики» использовалась система дальней радионавигации ВМФ, а также находившаяся в опытной эксплуатации космическая навигационная система «Залив» из четырех спутников. На ледоколе установили приемоиндикатор этой системы. Все это пригодилось при подходе к Северному полюсу, который встретил «Арктику» туманом и низкой облачностью. Кстати, ледокол шел под охраной атомной подводной лодки Северного флота.

«И снова "Арктика" идет сквозь льды, — писал в своем репортаже с борта ледокола известный журналист Олег Жадан. — Огромные глыбы бьются о борт ледокола, он вздрагивает и кренится. Иногда кораблю не удается с ходу пробить ледяную гряду, и тогда он отступает на минуту и снова идет вперед. На нижних палубах стоит такой грохот, как будто там включили фонограмму батального кинофильма. И все же укрепрайоны полюса один за другим падают у форштевня атомохода»

Как вспоминал капитан «Арктики» Кучиев, с отдельными скоплениями многолетнего льда его команда встречалась и в предыдущих походах, но преодолевать ледяные поля толщиной в несколько метров пришлось впервые. Он старался обходить наиболее крупные ледовые преграды, используя данные ледовой разведки. Как отмечал Гуженко, атомоход продвигался ударами: взад-вперед, взад-вперед.

Миновав пролив Вилькицкого, «Арктика» в море Лаптевых по 130-му меридиану повернула на север. 15 августа ледокол пересек 85-й градус северной широты и вошел в приполюсный район.

«До 86-го градуса обстановка была более-менее нормальная: метровый-двухметровый лед, — отмечал старпом Ламихов. — А с 86-го пошли поля канадского многолетнего льда. Его толщина — 3-4 метра. Несколько раз мы "заклинивались" во льдах. Один раз сидели в "заклинке" четыре часа, не помогали ни креновая, ни дифферентная системы. Едва выскочили из одной — попали в другую, третью. Было четыре серьезных "заклинки", но все-таки мы прорвались».

«Это свидетельство совершенства советского кораблестроения»

Согласно данным инженера-дозиметриста Гулина, на самом деле «Арктика» вышла на точку в 03:59, когда он только-только заступил на вахту. Среди моряков возник шуточный спор, на чью вахту записывать событие: тем, кто стоял до 04:00, или их сменщикам. Поскольку по уставу вахта комсостава передается за десять минут до ее начала, в историю вписали тех, кто заступил в 04:00.

«В 4 часа утра 17 августа 1977 года по московскому времени атомный ледокол "Арктика" достиг географической точки Северного полюса, — писала «Комсомольская правда» в номере от 19 августа. — Впервые за всю историю мореплавания корабль преодолел мощный ледовый покров Центрального полярного бассейна и в активном плавании поднялся к самой вершине земного шара. Исполнена вековая мечта многих поколений моряков и полярных исследователей! Высокоширотный поход на Северный полюс самого мощного в мире ледокольного корабля под флагом СССР — новая выдающаяся победа советской науки и техники. Это свидетельство технической мощи и совершенства советского кораблестроения и морского флота, высокой степени научного, тактического и навигационного обеспечения ледовых плаваний, опыта, мастерства и мужества экипажа атомохода».

По воспоминаниям старпома Ламехова, на лед вышли почти все участники экспедиции, благо погода позволяла как следует порадоваться историческому успеху: было около нуля градусов при полном штиле. Исследователи замерили толщину льда, которая составила четыре с половиной метра, и выяснили глубину — 4220 метров. Вокруг точки Северного полюса, где был установлен флагшток, Ламехов попросил очертить круг диаметром 30 метров. Затем участники экспедиции радостно бегали по этому кругу, пересекая за несколько секунд все меридианы Земли.

Обратно «Арктика» пошла напрямую, ориентируясь на западную оконечность Земли Франца-Иосифа, и 22 августа в 20:00 прибыла в Мурманск. Научно-практический экспериментальный рейс продолжался 13 суток. За время экспедиции ледокол преодолел 3852 морских мили, в том числе 1200 — в многолетних льдах. Поход доказал возможность круглогодичной навигации по кратчайшим маршрутам Северного Ледовитого океана и транзитного прохождения Севморпути.

«Плавание во льдах — это вечный риск, — отмечал позднее капитан «Арктики» Кучиев. — Могут произойти тысячи неожиданностей: сломаться конус гребного вала, отвалиться винт. В этом случае ледокол лишается трети мощности. Может сложиться ситуация, когда, затертый льдами, он должен будет пытаться вырваться из ледового плена. Поэтому на борту был аварийный запас продовольствия, чтобы хватило всему экипажу примерно на восемь месяцев. Было все необходимое, чтобы построить аэродром. Особое беспокойство вызывали ажурные винты диаметром 5,7 метра. Но даже в самые тяжелые моменты плавания "Арктики" они выдержали».

В дальнейшем к Северному полюсу подошли ледоколы «Сибирь» (в 1987 году), «Россия» (1990), «Советский Союз» (1991) и «Ямал» (1992, 1993, 1994), который 28 лет назад встретился там с американским и канадским ледоколами. Что же касается «Арктики», то в 1982 году легендарный атомоход переименовали в честь скончавшегося генсека Брежнева, а в 2018-м отбуксировали из Мурманска на утилизацию.

Популярные статьи и вакансии

Искать вакансии и отзывы в Гугле