пятница, 24 апреля 2020 г.

Актуальные новости из Арктического региона - вакансии, работа

Актуальные новости из Арктического региона - вакансии, работа

Экспедицию в Арктику признали рекордом Вооруженных сил России

Комплексная экспедиция Северного флота на архипелаг Земля Франца-Иосифа признана выдающимся достижением Вооруженных сил России. В ней участвовал спасательный буксир "Алтай".

Экспедиция проходила совместно с Русским географическим обществом, сообщил начальник пресс-службы Северного флота капитан 1 ранга Вадим Серга. С 15 августа по 27 сентября прошлого года ее участники преодолели около 4,5 тысячи миль в морях Северного Ледовитого океана. Они осмотрели 128 геодезических пунктов и навигационных знаков, определили координаты 14 географических точек в разных частях архипелага.
Члены комплексной экспедиции открыли пять островов возле полуострова Матусевича. Эти новообразования появились из-за таяния ледников. Самый большой оказался площадью в 53 тысячи квадратных метров. Полуостров Литтрова переквалифицировали в остров, а возле острова Ева-Лив подтвердили факт разрушения полуострова Месяцева, отметили также и устойчивость существования нового острова в заливе Гунтера.
А еще в ходе комплексной экспедиции выполнили два исторических эксперимента. Во-первых отправили восемь писем бутылочной почтой, а во-вторых, заложили продуктовое депо на несколько десятилетий вперед. Так члены экспедиции хотят проверить возможность сохранения продуктов в открытом арктическом грунте.
"РГ" уже писала о том, что рекордами Вооруженных сил РФ признан также кругосветный поход фрегата "Адмирал Горшков", стоящего на вооружении Северного флота. Военные моряки прошли через воды всех океанов, 16 морей, Суэцкого и Панамского каналов. Кроме того, в Книгу рекордов попала и атомная подводная лодка "Северодвинск". Она установила рекорд при стрельбе крылатой ракетой "Калибр" по полигону Чижа.в Архангельской области и выполнила специальную задачу подо льдом Северного Ледовитого океана.

Накануне председательства в Арктическом совете

   Накануне председательства России в Арктическом совете (2021-2023) актуально обсудить вопросы международного научного сотрудничества в Российской Арктике.

Научная кооперация всегда рассматривалась и рассматривается как элемент «народной дипломатии» и постоянно действующего диалога. В 21 в. на фоне обострения напряженности в отношениях Востока и Запада, Арктика постепенно стала превращаться в арену острых геополитических конфликтов и перспектив расширения милитаризации. Однако, деятельность Арктического совета и его рабочих групп (CAFF, AMAP, PAME, EPPR, SDWG), Международного арктического научного комитета (IASC) и его Рабочей группы «Международные научные инициативы в Российской Арктике» (ISIRA), Международной арктической ассоциации общественных наук (IASSA), межпарламентских комиссий, конференций и неправительственных организаций («Северное измерение», Северный Форум, Баренцрегион, Арктический университет, «Полярный круг», Арктическая программа ВВФ и др.) ориентирована на снижений напряженности в регионе и на достижение целей сотрудничества приарктических государств. Россия, оказавшаяся под постоянным прессом геополитического давления, недобросовестных приемов конкурентного давления, претензий на морские владения со стороны соседних стран ведет последовательную политику сближения и сотрудничества. Помимо главной инициативы – проведения с 2010 г. международных форумов «Арктика – территория диалога», наша страна ежегодно проводит многочисленные форумы для обсуждения проблем сотрудничества в Арктике. Опыт участия в этих форумах выявил, что наиболее эффективным форматом кооперации в Арктике можно считать международное научное сотрудничество, в первую очередь проведение совместных исследований непосредственно в Российской Арктике или участие российских ученых в циркумполярных инициативах, программах и проектах. В связи с подписанием в Фербенксе (США) Соглашения об укреплении международного арктического научного сотрудничества 11 мая 2017 г. министрами иностранных дел 8-ми арктических государств, включая США, Канаду, Россию, Норвегию, Швецию, Данию, Исландию, Финляндию, а также Гренландию и Фарерские Острова, и председательством России в Арктическом совете в 2021 г., вопросы научной кооперации приобретают высокую актуальность. Тем более, 4 апреля в Акюрейри (Исландия) закончилась, проводимая в режиме видео-конференций, Арктическая научная неделя (ASSW 2020), где на 2-х заседаниях эти вопросы обсуждались детально. 30 марта на заседании «International Science Initiative in the Russian Arctic» (ISIRA, https://iasc.info/isira), как председатель Рабочей группы ISIRA выступил и автор. С тезисами этого выступления и хочется ознакомить читателей.
 
Соглашение по научному сотрудничеству
Соглашение по укреплению международного арктического научного сотрудничества подтверждает глобальное значение науки как инструмента «народной дипломатии» в условиях, когда сама дипломатия не полно справляется со своими задачами, особенно в Арктике. IASC и ISIRA участвовали в его обосновании и посылали предложения для включения. О чем оно? Во-первых, о важности мира, стабильности и конструктивного сотрудничества в Арктике. Во-вторых, об укреплении научной кооперации путем "устранения препятствий" и предоставления «дорожной карты» по содействию исследованиям моря, суши и атмосферы в панарктическом масштабе. В-третьих, оно призывает улучшить совместное использование существующей исследовательской инфраструктуры путем «…создания возможностей для перемещений исследователей, студентов, оборудования и материалов». В-четвертых, Соглашение юридически закрепляет содействие арктических государств обмену научными данными и метаданными.
Научное сообщество, действуя через разные структуры Арктического совета, включая IASC и ISIRA, Арктический университет (UArctic) и IASSA, совещания министров науки определило приоритеты исследований в рамках Соглашения: установить особые процедуры ускоренной выдачи виз и разрешений на доступ к полевым объектам; оцифровать исторические и др. данные из публикаций для создания общей платформы поиска данных; привлекать организации, упомянутые в Соглашении, для создания и мониторинга международных, включая трансграничные, исследовательских партнерств; расширить поддержку международных полевых и летних школ для подготовки молодых исследователей Арктики; поощрять проведение сравнительно-географических исследований для изучения общих циркумполярных проблем; максимально использовать транспортные возможности и др. формы инфраструктуры арктических государств, в т.ч. ледоколы, для международных научных целей; создавать инновационные платформы, объединяющие естественные и социальные науки с местными знаниями коренных народов.
Существенным дополнением можно признать то, что Соглашение отмечает позитивный опыт научного сотрудничества, осуществляемых в рамках разных организаций и инициатив, таких, как ВМО Сеть арктических опорных наблюдений (SAON), IASC и ISIRA, UArctic, Форум арктических научно-исследовательских операторов, инфраструктурный проект в рамках крупнейшей Программы ЕС «Горизонт – 2020» – Международная сеть для наземных исследований и мониторинга в Арктике (INTERACT), Международный совет по исследованию моря (ICES), Тихоокеанская арктическая группа и Российско-Американское тихоокеанское партнерство (PAG, RAPP), Ассоциация молодых полярных исследователей (APECS), Всемирная ассоциация коренных народов (IWA), IASSA и мн. др.
Россия подписала Соглашение по укреплению международного арктического научного сотрудничества (распоряжение Правительства РФ от 19 апреля 2017 №735-р), определив Минобрнауки России головным исполнителем, а Минприроды России, Росгидромет и РАН – соисполнителями Соглашения. Для России оно вступило в силу 23 мая 2018 г. после ратификации. И вот теперь возникает и главный вопрос, который актуален в связи с председательством России в Арктическом совете – а где же Международный и национальные планы действий для реализации Соглашения? Без них оно, остается, хотя и юридически полноценным, но декларативным документом. Особенно он актуален для Арктики, где сохраняется высокий потенциал международного научного сотрудничества.
 
Тренды последних лет
Ежегодные отчеты членов ISIRA из 8-ми арктических стран и неарктических государств, проводящих исследования в Российской Арктике – Китай, Японя, Корея, Великобритания, Германия и др. и мой отчет – «Взгляд из Москвы» с обзором примеров международного сотрудничества в Российской Арктике редко совпадают по приоритетам, выявляемым лидерам научной кооперации и по её «адресам» в России (см. https://iasc.info/isira). И это не случайно, т.к. сами приоритеты – российские и др. арктических государств, к сожалению, не всегда совпадают. Этот факт отмечается нами все 15 лет, с 2005 г., пока являюсь председателем ISIRA. В начале 90-х гг., когда создавались IASC и ISIRA, больше всего международных проектов было посвящено жизни коренных народов и мониторингу загрязнения среды, в т.ч. радиационному – до 200 проектов в год с финансированием в сотни $ млн в год. В наши годы по завершению крупных международных программ, касающихся, например, создания циркумполярных карт – мерзлоты, почв, растительности, геологии, у западных коллег в приоритете исследования изменений климата, мерзлоты и атмосферы, циклов углерода, миграций птиц, социально-экономических аспектов развития северных регионов. Российская Арктика на фоне массового закрытия полярных станций и сокращения сети гидрометнаблюдений в 90-х гг. так и не обрела развитой (оборудованных соответствующими приборами и обеспеченных системой коммуникаций и спутникового мониторинга) международной арктической сети наблюдений. Сеть INTERACT, в которую также включаются и российские исследователи на правах кооперации не в счет, т.к. она не носит постоянный характер, и не предусматривает свободное текущее получение данных наблюдений всеми участниками.
На наш взгляд, заинтересованность России в международном сотрудничестве в Арктике в последнее десятилетие – после завершение Международного полярного года, появления у большинства приарктических государств, в т.ч. России, собственно «арктических стратегий» и активизации заявки России в ООН на расширение арктического шельфа – поменяло ситуацию в этой сфере – если раньше и по числу, и по объему инвестирования иностранный вклад в научную кооперацию был сопоставим с российским, то сейчас он существенно ниже, уступая по разнообразию направлений, географии и финансированию. И это главный наш вывод в оценке сотрудничества. Выделим основные тренды последнего десятилетия.
1. Создание новых региональных научно-исследовательских центров как платформ для осуществления научной деятельности в Российской Арктике: Кольском и Карельском НЦ РАН, Коми НЦ УрО РАН, в Архангельске – ФНЦ комплексных арктических исследований РАН, в Салехарде – НИЦ изучения Арктики, в Норильске – Российский центр изучения Арктики, Таймырский РКК для исследований в Арктике, в Якутском НЦ СО РАН, в Анадыре – Чукотский РКК для исследований в Арктике. В последнее десятилетие новые центры арктических исследований созданы в Санкт-Петербурге, где работает головной институт в этой области – Арктический и антарктический НИИ Росгидромета (например, Центр исследований Арктики и климата в РГГМУ), в Москве (в ИГ РАН, в МГУ), во многих федеральных университетах северных регионов, в институтах Минобрнауки России, Минприроды России и Росгидромета.
2. Поддержка международных исследований в Российской Арктике российскими научными фондами – РНФ и РФФИ. Традиция последнего десятилетия – проведение совместных с иностранными и международными научными фондами арктических проектов. Так, среди программ 2019-2021 гг. РФФИ поддержал арктические проекты: с Belmont forum "Viability of rapidly changing Arctic systems (SID Arctic II 2019-2020)», с учреждениями Японии, Франции, с Исследовательским советом Норвегии, с научным сообществом Германии. В прошлом – с научными фондами Австрии, Японии, США, Германии, Норвегии.
3. Развитие международного научного сотрудничества северных университетов. Например, РГГМУ реализует проекты "Promoting Urban Sustainability in the Arctic" и «Arctic Research Consortium» с университетами США, России, Норвегии, Швеции, Финляндии, Гренландии, Канады. В мае 2020 г. он планировал проведение "Арктической недели в России». САФУ в Архангельске реализует международные проекты «Арктический плавучий университет», проекты Центра "Российская Арктика: новые материалы, технологии и методы исследования“, объединяющего университеты 5 арктических регионов России, с университетами Норвегии, Финляндии, Швеции, Канады и США. Здесь функционирует и Научно-исследовательское бюро UArctic как подразделение САФУ. Северо-Восточный федеральный университет (СВФУ) в Якутске создал совместную Российско-Германскую лабораторию по изучению динамики окружающей среды в Арктике, осуществляет исследования с Швецией, Японией, Китаем, Кореей, Канадой, Великобританией, Австрией. Это один из лидеров в международной научной кооперации среди северных университетов России.
4. Расширение морских экспедиционных исследований с привлечением зарубежных ученых. На отчетной конференции Минобрнауки России и РАН по итогам экспедиционных исследований в 2019 г. 26-27 февраля 2020 г. были заслушаны отчеты по 15 арктическим научным рейсам на научно-исследовательских судах (НИС). Всего было задействовано 14 научных судов, около 600 ученых из 37 российских и 16 зарубежных научных организаций из Швеции, США, Аргентины, Польши, Германии, Южной Кореи, Китая и др. Ведущими организациями выступили институты океанологии РАН и океанографии ДВО РАН, ММБИ РАН, Институт, учреждения Росгидромета, Минприроды России и др. В 2019 г. для арктических экспедиций начато проектирование двух НИС неограниченного района плавания.
5. Создание международных арктических научных лабораторий. Международные лаборатории и полевые станции в российской Арктике необходимы в Архангельске, Мурманске (Киров, Апатиты), Нарьян-Маре, Сыктывкаре, Воркуте, Салехарде, Норильске, Хатанге, Магадане, Певеке, Анадыре. Их создание реально и не требует больших финансовых затрат. Это неоднократно обсуждалось на заседаниях ISIRA как формат научных инициатив. Сейчас реально действует 8-10 таких лабораторий, в т.ч.: 1) Центр исследований биоты, климата и ландшафтов в Томском университете; 2) Российско-Японская лаборатория арктических исследований в Якутском НЦ; 3) Лаборатория полярных и морских исследований им. О. Шмидт в ААНИИ Росгидромета (совместно с Институтом полярных и морских исследований им. А. Вегенера, Германия); 4) Российско-Германская лаборатория по исследованию арктических экосистем “BioM" в СВФУ; 5) Международная научно-образовательная лаборатория по изучению углерода в арктических морях при Томском политехническом университете (консорциум России, Швеции, Нидерландов, Великобритании, США, Италии).
6. Развитие (восстановление) сети арктических полярных станций. В СССР было создано около 50 полярных станций. Сейчас их осталось 20, а 32 – закрылись в 90-х гг. При этом в новое время создана только одна – о. Самойловский (2010) в дельте р. Лены, восстановлена (2013) ледовая станция "Мыс Баранова" на о. Большевик (Сев. Земля). Полярных станций не хватает – это видно по вкладу России в мониторинговые циркумполярные проекты. Каковы перспективы развития сети полярных станций для международного сотрудничества? Многие из них не приспособлены и закрыты для иностранных исследователей. Рассматриваются три подхода: 1) создание новых станций, 2) поддержка и адаптация существующих станций для международных проектов, 3) развитие мобильных международных станций.
7. Развитие международных исследований на Шпицбергене и западном секторе Российской Арктики. В последнее десятилетие существенно выросла активность исследований на Шпицбергене с вовлечением ресурсов и инфраструктуры созданного там научного центра. Новой программой исследований предусмотрено участие: 1) НПО «Тайфун» Росгидромета – по локальному экомониторингу в районах хозяйственной деятельности; 2) ВНИИ Океангеология – по геолого-геофизические исследованиям; 3) Института географии РАН – по комплексным гляциологическим и ландшафтным исследованиям; 4) Кольского НЦ РАН – по изучение минералогического разнообразия и редких, радиоактивных и рассеянных элементов; 5) ММБИ РАН – по исследованиям экосистем фьордов и морей; 6) Полярно-альпийского ботсада-института РАН – по анализу растительных и почвенных ресурсов в условиях изменения климата; 7) Единой геофизической службы РАН – по мониторингу разрушения криосферы и прогнозирование опасных явлений; 8) Полярный геофизический институт РАН – стационарные наблюдения геофизических процессов в атмосфере; 9) Институт археологии РАН – исследование памятников русской культуры и истории; 10) Институт физики атмосферы РАН – исследование газообмена и структуры пограничного слоя атмосферы; 11) ААНИИ Росгидромета – метеоисследования атмосферы, гидрологический мониторинг.
8. Развитие научного сотрудничества в Российской Арктике с азиатскими странами. Приоритетные направления сотрудничества – социально-экономические проблемы Восточной Сибири, изменение климата и углерод в арктических экосистемах, миграция арктических птиц, морские биологические исследования и др. Имеются совместные с Кореей проекты, например, в области молекулярной генетики (восстановление мамонта и др.). Программа Российско-Японских арктических исследований, озвученная на 3-х двусторонних конференциях в Москве и Токио в 2013-2015 гг. включала около 50 проектов. На площадке Арктического форума “Арктика-территория диалога" 10.04.2019 было подписано Соглашение о создании Китайско-Российского арктического исследовательского центра между Институтом океанологии РАН и Национальной лабораторией морской науки и техники Циндао.
9. Приметой времени можно считать расширение международного сотрудничества ООПТ Российской Арктики, особенно нацпарка «Русская Арктика», заповедников – Ненецкий, Гыданский, Большой Арктический, Путоранский, Таймырский, Усть-Ленский, природного парка «Берингия».
 
Проекты 2018-2019 гг.
В 2018-2019 гг. количество международных научных проектов в Российской Арктике не уменьшилось, несмотря на сохраняющиеся трудности в их реализации. Приоритет отдавался хорошо налаженным связям. Этому также способствовало появление новых показателей оценки деятельности исследовательских институтов и университетов – «наличие международного сотрудничества» и «публикации в международных журналах», индексируемых в SCOPUS и Web-of-Sciences, а Минобрнауки России приступило к поддержке двусторонних проектов в Арктике. Как и прежде, здесь реализуется около 150 международных проектов, грантов и тем (более 40 академических и 20-25 отраслевых институтов, 10-15 вузов). Как "новая волна" XXI в. международные исследования в Российской Арктике поддерживаются транснациональными и национальными добывающими компаниями: научные подразделения транснациональных (ExxonMobil, Statoil, Total, Seadrill Ltd., North Atlantic Drilling Ltd., Chevron, ConocoPhillips, Devon) и национальных корпораций (Газпром, Сибнефть, Лукойл, Норильский никель, Алроса и др.).
 
Накануне председательства
Выделим основные проблемы, требующие решения:
1) недостаточная изученность, редкая сеть научных стационаров и станций наблюдений за изменениями климата, загрязнение среды, динамикой биоразнообразия и пр. – многие исследования не имеют достаточного количества специалистов, лабораторий и оборудования, что делает международное научное сотрудничество особо актуальным, и Россия может и должна в таких случаях приглашать иностранных коллег для совместных исследований;
2) вопросы открытости для международного сотрудничества, в последние годы этой возможностью воспользовались многие арктические и неарктические страны, но для них есть некоторые ограничения и сложности с посещением отдельных российских арктических территорий и это требует решения в рамках рекомендаций Соглашения (2017);
3) отсутствие стратегического планирования сотрудничества (Плана действий), в т.ч. в рамках Соглашения по укреплению международного арктического научного сотрудничества, которое в идеале сблизить российские и международные приоритеты;
4) слабое развитие транспорта и инфраструктуры и высокая стоимость морского, речного и воздушного транспорта, проводки судов ледоколами – ограничивает возможности исследования некоторых территорий и акваторий АЗ РФ десятилетиями;
5) необходимость вернуться к практике совместной с другими арктическими государствами реализации крупных, затратных в отношении финансов и транспорта циркумполярных проектов и экспедиций, в т.ч., например, по учету численности мигрирующих животных – белого медведя, атлантического моржа, некоторых арктических птиц.

По заверениям МИДа России, озвученным на V Международном арктическом форуме "Арктика - территория диалога" в апреле 2019 г., Россия уже «готовит программу своего будущего председательства в Арктическом совете…». Ждать осталось недолго. 

Арктический бастион

   В начале апреля на боевое дежурство заступил недавно сформированный 414-й гвардейский зенитно-ракетный полк.
На первый взгляд новость вполне заурядная. За последние годы в российских вооруженных силах сформировано несколько десятков ЗРП. Но в случае с этим полком примечательно место его дислокации – Республика Саха (Якутия), поселок Тикси-3. На вооружении полка не самое новое вооружение – зенитно-ракетные комплексы С-300ПС. Тем не менее они серьезно меняют расклад сил в регионе.
Полярный маршрут
С 2016 года Россия активно наращивает свои противовоздушные возможности в Арктике. Ранее здесь была развернута одна дивизия противовоздушной обороны, сейчас формируется второе соединение. Также отдельные батареи зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь» входят в состав каждого «Арктического трилистника» – российских военных баз на островах Северного Ледовитого океана. Планируется, что в скором времени арктические просторы освоят и новейшие зенитные ракетные системы С-350 «Витязь».
Как организована российская противовоздушная оборона в Арктике? И какие задачи она может решать? Попробуем разобраться в этих вопросах.
Еще в начале 1950-х годов советское военно-политическое руководство уделяло пристальное внимание противовоздушной обороне Арктики. Считалось, что именно через этот регион будут прорываться американские стратегические бомбардировщики – носители ядерного оружия. В 1954 году был сформирован Беломорский корпус ПВО, а спустя четыре года была развернута уже отдельная Северная армия ПВО. Позже она была переименована в 10-ю армию противовоздушной обороны.
В 2017 году Пентагон рассекретил документы Стратегического командования 1950–1960-х годов. В частности, были обнародованы планы массированных ударов по СССР, Китаю и странам Варшавского договора. Для их реализации привлекалось чуть более 2 тыс. самолетов. Приоритет отдавался центрам управления – Москве и Ленинграду. Прорываться к ним стратегические бомбардировщики В-52 и В-47 под прикрытием дальних истребителей F-101 должны были через полярные регионы с баз в Гренландии и Аляске.
Опасность со стороны Арктики увеличивалась по мере принятия на вооружение американских военно-воздушных сил крылатых ракет воздушного базирования. Уже в 1980-е годы арсенал ВВС США пополнили КР семейства AGM-86.
Благодаря новинке американские военные получили возможность, используя северное направление, эффективно поражать стратегические цели в Центральной России и на Урале. В сочетании с ракетами средней дальности Pershing, развернутыми на военных базах в Европе, у Соединенных Штатов появилась возможность нанести обезоруживающий удар по советским стратегическим силам.
В конце 1980-х годов у американских военно-воздушных сил появилась еще более опасная игрушка. Крылатая ракета AGM-129, выполненная по технологии радиоэлектронной незаметности stealth, могла поражать с высокой точностью цели на расстоянии до 3,5 тыс. км.
Но насколько сейчас актуально арктическое направление? В 2017 году Пентагон выдал контракт корпорации Lockheed Martin и Raytheon на разработку новой стратегической крылатой ракеты. Проект получил наименование Long-Range Standoff Weapon (LRSO). Как заявила в августе 2017 года министр военно-воздушных сил США Хезер Вилсон, новинка должна существенно расширить возможности воздушного компонента американской ядерной триады.
В 2022 году корпорации-участницы должны представить свои проекты, а военные выберут подходящий. Начать поставки LRSO планируется в 2026 году. Примечательно, что ракеты будут только в ядерном исполнении. Из проекта бюджета на нынешний фискальный год исключены затраты на разработку Long-Range Standoff Weapon с обычной боевой частью.
ВВС США продолжают активно осваивать Арктический регион. В августе 2016 года несколько В-52 и В-2 совместно с военно-воздушными силами Канады, Норвегии и Дании на учениях Polar Roar отрабатывали действия над Северным полюсом, Аляской, северными регионами Тихого океана, а также над Северным морем. Как заявил командующий Стратегическим командованием адмирал Сесил Ханней, такие учения необходимы для отработки «способности поддерживать синхронизированные маршруты полета, охватывающие более 5.500 миль», а также совместных действий союзников по НАТО.
В марте нынешнего года бомбардировщики В-2 совместно с истребителями F-15 ВВС США и F-35 норвежских военно-воздушных сил провели учения над Исландией. При этом авиационная группа работала не только над островом, но и уходила далеко на север.
Помимо развертывания в районе Арктики стратегических самолетов-ракетоносцев Россия в ближайшее время может встретиться с новым вызовом стратегической безопасности. Речь идет о подводных лодках с крылатыми ракетами на борту. По мере того как будет таять арктический лед, появятся реальные возможности для атомных субмарин вероятного противника заходить на Северный морской путь.
В ноябре 2013 года Пентагон опубликовал «Арктическую стратегию». Согласно документу, американские военно-морские силы должны «подготовиться к широкому кругу проблем и непредвиденных обстоятельств», а также всеми способами «поддерживать свободу мореходства». В июле прошлого года в интервью английской Daily Express командующий американской базой подводных лодок «Гротон» капитан Уайт Скаввер заявил, что с 2020 года ВМС планирует «тратить больше денег» на присутствие в Арктическом регионе. При этом особое внимание будет уделено «развитию тактического мастерства».
15-3-1350.jpg
В скором времени новейшие зенитные
ракетные системы С-350 «Витязь» освоят
арктические просторы. 
Фото с сайта www.mil.ru
С дальним прицелом
В состав советской 10-й армии ПВО входили один корпус и три дивизии. Если проанализировать их расположение, хорошо видно два основных узла обороны. Первый – район Карелии, Мурманской и Архангельской областей. Высокая концентрация там средств ПВО очевидна: защита мест базирования стратегических подводных ракетоносцев, а также прикрытие важнейшего порта и судостроительного центра – Северодвинска.
Второй узел противовоздушной обороны – территория от Новой Земли до Камчатки. На этом направлении была развернута только одна 4-я дивизия противовоздушной обороны, штаб которой – в поселке Белушья Губа.
Согласно справочнику «Советские войска ПВО в последние годы Союза ССР», в ее состав входили два истребительных авиаполка, вооруженные истребителями Ту-128 и Су-27, а также два радиотехнических полка. А вот ЗРП в дивизии был только один. Он прикрывал объекты на Новой Земле, штаб дивизии и один из воздушных полков.
Развернуть в Арктике полноценный рубеж противовоздушной обороны из нескольких десятков зенитных ракетных и радиотехнических полков, конечно, можно, но это будет очень дорого. Поэтому ставка была сделана не на перехват, а на своевременное обнаружение авиации противника, действующего в районе Северного полюса. Два радиотехнических полка 4-й дивизии сформировали сплошное радиолокационное поле от Новой Земли до Камчатки.
В то же время полк сверхдальних Ту-128 также выполнял задачу «выносного пикета». «Сто двадцать восьмые» – это барражирующие перехватчики, которые могли проводить в воздухе несколько часов на удалении в сотне километров от аэродромов. Поэтому они могли своевременно распознать воздушные цели и перехватить их на максимальном удалении.
В настоящее время противовоздушная оборона российской Арктики формируется по такому же принципу. Сейчас в составе 45-й армии ВВС и ПВО есть две дивизии противовоздушной обороны: 1-я (штаб в г. Североморск) и 3-я (Рогачево, Новая Земля). 1-я дивизия ПВО – наследник 10-й армии ПВО. Ее полки прикрывают территорию от Карелии до Новой Земли.
При этом может возникнуть вопрос: как одна дивизия ПВО справляется с задачами, которые в советское время решали один корпус и две дивизии противовоздушной обороны? Все полки российской 1-й дивизии вооружены системами С-400 и зенитными комплексами «Панцирь». В то же время на вооружении 21-го корпуса, 23-й и 5-й дивизий ПВО стояли преимущественно устаревшие С-75, С-125 и С-200.
Формирование 3-й дивизии ПВО началось только в 2017-м, но окончательно боеготовым соединение стало только в нынешнем году. В конце февраля глава российского военного ведомства Сергей Шойгу заявил: «Совершенствуется система противовоздушной обороны российского сегмента Арктики и северных рубежей страны. В составе Северного флота сформирована еще одна дивизия ПВО».
Правда, нынешняя 3-я дивизия ПВО серьезно отличается по своей организации от старой советской 4-й дивизии. Так, в российском соединении больше зенитно-ракетных полков. Помимо одного ЗРП на Новой Земле второй полк (414-й гвардейский) в апреле нынешнего года заступил на дежурство в Тикси. Ожидается, что в ближайшее время еще один зенитный ракетный полк появится к северу от Дудинки в населенном пункте Диксон.
Как уже было сказано, главная задача сил ПВО на рубеже Новая Земля – Камчатка – своевременное обнаружение воздушных объектов противника: самолетов, беспилотников, крылатых ракет. Поэтому следует ожидать, что в ближайшее время в состав 3-й дивизии войдут как минимум два радиотехнических полка. Не исключено, что будет сформирована целая бригада.
Косвенным признаком появления радиотехнических частей в составе 3-й дивизии ПВО может служить информация о развертывании в составе 45-й армии ВВС и ПВО новейших мобильных радиолокационных комплексов «Резонанс-Н». Последние эффективно обнаруживают низколетящие цели – крылатые ракеты и беспилотники – на расстоянии свыше тысячи километров.
БАЗЫ в океане
Другая важная составляющая системы противовоздушной обороны этого региона – «Арктические трилистники». Это военные базы на островах Северного Ледовитого океана. В настоящее время уже построены три таких объекта – на острове Котельный, в Тикси и на Земле Франца-Иосифа (остров Земля Александры). Сейчас строятся четвертый и пятый – на Земле Рудольфа и острове Врангеля. В большинстве официальных пресс-релизов военного ведомства указывается, что это «базы противовоздушной обороны».
К сожалению, Минобороны России не раскрывает состав и оснащение «трилистников». Но на доступных видео и фото с баз легко можно обнаружить большие куполы, где скорее всего размещаются радиолокационные комплексы с большой дальностью. Можно предположить, что «Арктические трилистники» – это посты дальнего радиолокационного обнаружения. Их задача – вскрывать активность авиации вероятного противника в Арктическом регионе.
Расположение баз гарантированно исключает удар по ним авиации. Главная опасность для «трилистников» – крылатые ракеты, а также ударные беспилотники. Поэтому каждая база прикрыта батареей зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь». Эти ЗРПК особенно эффективны именно против таких целей. В связи с этим можно признать, что защита российских островных баз вполне адекватна.
Как заявил в апреле нынешнего года заместитель главкома ВКС, командующий войсками противовоздушной и противоракетной обороны генерал-лейтенант Юрий Грехов, в ближайшее время начнутся поставки систем С-350 «Витязь» для сил ВМФ России. Сейчас уже известно, что «Витязи» появятся и в Арктике.
Можно предположить, что С-350 войдут в состав именно 3-й дивизии ПВО. В настоящее время ее 414-й полк вооружен уже устаревшими системами С-300ПС. Но если внимательно изучить ранее озвученные военным ведомством планы, то именно части, оснащенные «трехсотыми» системами в варианте «ПС», перевооружаются на «Витязи». В частности, С-350 получат 24-я зенитная бригада в Абакане и 388-й зенитный полк в Ачинске. Поэтому 414-й гвардейский ЗРП 3-й дивизии ПВО – вполне вероятный кандидат – освоит новейшую зенитную систему в арктическом исполнении.
Какие задачи могут решать «Витязи» в Арктике? Преимущество этих систем – высокая мобильность. С-350 могут совершать длительные марши по пересеченной местности, переправляться через реки, их легко перевозить самолетами. Также «Витязь» отличается большим боекомплектом (по 12 ракет на каждой пусковой установке). И как ранее отметил генерал-лейтенант Юрий Грехов, появление «Витязей» «позволит повысить эффективность отражения массированных ударов крылатых ракет противника по важнейшим объектам обороны в четыре раза».
414-й полк прикрывает аэродром Тикси-3, куда в случае необходимости перебрасываются российские стратегические ракетоносцы. В то же время именно на Тикси-3 «Витязи» можно загрузить в самолеты и перебросить на позиции, откуда они могут поражать крылатые ракеты противника. Это могут быть важные объекты инфраструктуры, населенные пункты или даже базы «Арктические трилистники».

Важно отметить, что сочетание С-350 и ранее развернутых РЛС «Резонанс-Н» обеспечит успешное заблаговременное обнаружение и уничтожение КР противника. Россия последовательно создает сложную, эшелонированную систему ПВО в Арктике, но за счет новейших зенитных и радиолокационных систем арктическая группировка сил и средств остается небольшой. А значит, государству не требуется значительных затрат на ее содержание. При этом обеспечивается надежная защита государства от возможной агрессии.  

США признали законные интересы России в Арктике

 Но военная активность Москвы в регионе Вашингтон нервирует

Россия входит в Арктический совет, и Вашингтон взаимодействует с Москвой в таких вопросах, как ликвидация последствий разливов нефти, поисковые и спасательные операции. США признают законные интересы России в Арктике, заявил представитель американского госдепартамента.
Атомный ледокол "Арктика" спущен на воду в Петербурге

В то же время, заявил высокопоставленный дипломат, Россия продвигает в регионе повестку, противоречащую интересам США, их союзников и партнеров.

"Мы озабочены строительством Россией военных объектов в Арктике. Российское присутствие значительно возросло за последние годы, создано арктическое командование, восстановлены аэродромы, созданы глубоководные порты, новые военные базы вдоль побережья, продолжаются усилия по развертыванию ПВО и радаров раннего обнаружения", - заявил представитель госдепа.

Ранее в российском МИДе отмечали, что к напряженности и дестабилизации ситуации в регионе ведет активность НАТО в Арктике - особенно стран-членов альянса, не относящихся к этому региону. Подчеркивалось, что НАТО активно наращивает боевую подготовку своих войск, активизируется разведывательная деятельность, напоминает ТАСС.

среда, 22 апреля 2020 г.

Наш «Трилистник» против НАТО

 НАТО активно наращивает масштабы боевой подготовки своих войск в Арктике, отмечал командующий Северным флотом РФ Александр Моисеев на селекторном совещании в Минобороны. «Общее количество мероприятий оперативной и боевой подготовки вооруженных сил альянса за 2019 г. увеличилось на 17%. Разведдеятельность возросла на 15%», — сообщил он. В учениях приняли участие подразделения США, Великобритании, Германии, Норвегии, Польши, Швеции, Финляндии.

Количество мероприятий боевой подготовки, проведенных иностранными государствами в арктическом регионе, за последние пять лет увеличилось в два раза. «Арктическая политика иностранных государств реализуется без учета национальных интересов РФ или в ущерб им, а применение военной силы рассматривается как один из способов достижения цели», — особо подчеркнул адмирал на международном форуме «Арктика: настоящее и будущее». К ресурсам и транспортным коммуникациям Арктики в последнее время «все активнее пытаются получить доступ страны, не имеющие непосредственно выхода к приполюсным областям», подчеркнул Моисеев.

Выводы российского военачальника вряд ли подлежат сомнению. Убедительным свидетельством агрессивных планов Вашингтона является, в том числе, разработанная в недрах Министерства обороны США «Арктическая доктрина».

В документе говорится, что Арктика «имеет прямое отношение к национальной безопасности США». И главная задача Вашингтона — «развертывание более смертоносной, устойчивой, гибкой боевой группировки, способной обеспечить конкурентное преимущество в этом ключевом регионе».

Непонятно: каким образом Арктика, точнее — ее российская часть, непосредственно влияет на национальную безопасность США (впрочем, как известно, на безопасность Америки могут оказывать воздействие даже Афганистан, Ангола и далее по всему алфавиту), если Штатам в Арктике принадлежит лишь небольшая территория на Аляске. Но именно тут и собака зарыта, поскольку Вашингтону очень хочется, чтобы у него было «много Арктики», а лучше — вся. И, в первую очередь, он принялся оказывать давление на союзников по НАТО с требованием обеспечить неограниченный доступ в северные широты. Канаде, например, Белый дом предложил забыть об исключительном праве на арктический коридор, предусмотренном Конвенцией ООН. Глава ВМС США Ричард Спенсер заявил о намерении нарастить в канадской зоне Ледовитого океана силы американского флота и увеличить число военных объектов.

Не исключено, что настойчивое желание Трампа купить у Дании Гренландию также объясняется стремлением США получить военную базу в полярных водах. Додавить Данию, правда, не удалось. Однако союзники США по НАТО разделяют намерения Белого дома.

В первую очередь американская «Арктическая доктрина» направлена на ослабление в регионе стратегических конкурентов США — России и Китая.

Особенно сильно Вашингтон тревожится из-за Северного морского пути. Американцы видят в этом проекте попытку Москвы и Пекина захватить ключевые локации в северных широтах. Эта морская трасса позволяет оптимизировать перевозки между Европой и Азией: она примерно вдвое короче маршрута, проходящего через Индийский океан и Суэцкий канал. Ускорение перевозок дает известную выгоду, хотя и связано с некоторыми трудностями.

США утверждают, что этот путь принадлежит всем государствам и что Россия «не имеет права диктовать там свои условия». Но, согласно решению правительства РФ, с прошлого года иностранные военные корабли смогут ходить по СМП только после уведомления властей РФ. Одной из основных причин разработки новых правил прохода по СМП стала «активизация в Арктической зоне военно-морской деятельности различных государств».

Скажем, те же корабли с крылатыми ракетами на борту, проходящие по Севморпути, несут серьезную угрозу России, так как держат под прицелом фактически все военные и политические центры страны. Как заявили в Госдуме РФ, США не вправе диктовать нам свои условия по СМП. Россия, таким образом, закрепляет свой приоритет в северных морях.

Помимо Северного Ледовитого океана речь также идет о Беринговом проливе и морском коридоре в районе Гренландии, Исландии и Норвегии. Западные эксперты уверены, что в ближайшие годы Арктика станет ареной жесткого противостояния: с одной стороны — противники Севморпути (СМП) во главе с Вашингтоном, с другой — Россия и ее партнеры. Предельно понятно, что в нынешних условиях очередного этапа конфронтации по линии Запад — Россия огромные пространства нашего севера требуют серьезной военной защиты. Задача для нас не новая: их приходилось оборонять от захватчиков, начиная со времен Ивана Грозного, а то, пожалуй, и Александра Невского.

Название «Арктика», заметим, имеет греческие корни и происходит от слова «арктос» (медведь). Однако в данном случае речь идет о созвездиях Большой и Малой Медведицы. Именно в Малой Медведице находится Полярная звезда, которая в Северном полушарии дает точную ориентацию на север. От этого звездного «медведя» и происходит название Арктики, но, согласитесь, получается как бы с намеком на «страшного русского медведя». Запад, однако, плохо помнит уроки истории. И сегодня Россия в третий раз за последние сто лет вынуждена создавать систему обороны своих северных рубежей.

Первый раз Россия/СССР воевала в Арктике с фашистской Германией и ее европейскими сателлитами в годы Великой Отечественной войны (за ресурсы и само существование вообще). Финал известен: наше знамя Победы над Берлином и другими европейскими столицами. Во второй раз российская часть Арктики стала театром вооруженного противостояния во времена холодной войны Запада против СССР.

Полет через Северный полюс считался наиболее эффективной траекторией движения межконтинентальных баллистических ракет шахтного (на суше) базирования для обеих стран (как и сейчас). Советские РЛС в Арктике держали под контролем эту зону. Но у арктических берегов СССР дежурили американские субмарины, оснащенные ядерным оружием, создавая постоянную угрозу нашей стране.

Сегодня Россия в Арктике опять противостоит объединенному Западу, а США и НАТО снова демонстрируют здесь свою военную мощь и регулярно проводят учения Ice Exercise (IceX) с участием подводных лодок.

Совсем недавно, 10 марта с.г., атомная подлодка USS Toledo (SSN-769) типа «Лос-Анджелес», пробив лед, всплыла на поверхность в непосредственной близости от российской военной базы «Арктический трилистник» на Земле Франца-Иосифа. Позже на севере Норвегии (на границе с Мурманской областью) раньше срока завершились учения НАТО Cold Response («Холодный ответ»), которые планировались в ответ на «чрезмерную военную активность России в арктической зоне». Подразделения альянса в количестве 16 тыс. военных, — а для Арктического ТВД это огромная цифра, — из 10 стран мира (США, Великобритания, Нидерланды, Германия, Франция, Бельгия, Дания, Финляндия, Швеция и Норвегия), уже были уже переброшены в район учений, как учения пришлось отменить из-за угрозы распространения COVID-19.

Ранее, в ноябре 2018 г., крупнейшие после окончания холодной войны военные учения НАТО Trident Juncture прошли тоже на севере Норвегии. В отработке сценария «коллективной обороны» были задействованы 50 тыс. военнослужащих, силы и средства всех на то время 29 союзников, а также нейтральных Швеции и Финляндии. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг отметил в этой связи, что «НАТО реагирует на усиление военного присутствия РФ в Арктике». Вообще-то, Столтенберг известен своими неадекватными заявлениями вроде того, что «Россия приблизилась к границам НАТО» или «Россия проводит учения вблизи границ НАТО», однако хотелось бы спросить его и всех натовских генералов: а что, в принципе, альянс забыл в Арктике? И, главное, — что ищет в столь далеком от брюссельской штаб-квартиры холодном краю?

Прежде всего, западных военных привлекают акватории Северного Ледовитого океана, где большие участки, закрытые льдом, могут использоваться в качестве удобных позиционных районов для развертывания стратегических подводных ракетоносцев.

Современные АПЛ могут оставаться подо льдом в течение длительного времени, тогда как их поиск в таких условиях оказывается крайне сложной задачей. Отсюда можно наносить внезапные удары по России. А кого еще здесь НАТО может назначить своим противником? (Не Северную же Корею, для прикрытия от нападения которой, по официальной версии Вашингтона, США развернули в Европе значительную часть своей глобальной ПРО?) Кроме того, океан и ближайшие моря позволяют ускорить переброску боевых кораблей в нужные районы Северного полушария. В ходе различных учений НАТО регулярно отрабатывает также передислокацию войск из одних стран в другие, в том числе и в арктический регион. В подобных мероприятиях ведущую роль, как обычно, играют США, но нередко к учениям привлекаются даже южные страны НАТО.

Вторая причина интереса наших «западных партнеров» к Арктике — это запасы полезных ископаемых. Агентство военной информации Army Recognition отмечает, что Арктика содержит 25% мировых запасов углеводородов, и Россия к 2030 г. намерена взять под контроль 55% арктической нефти и газа. При этом Арктика, как отмечалось выше, самый короткий путь из Северной Европы в Азию, который постепенно освобождается ото льда. Но что по-прежнему очень важно, это самое короткое расстояние для нацеленных на Россию американских баллистических ракет. И когда недавно первый заместитель министра обороны РФ Руслан Цаликов отметил, что одним из общих приоритетов развития наших вооруженных сил является создание инфраструктуры Арктической группировки, то захотелось сказать: наконец-то!

Дело в том, что после развала СССР развалилась и вся северная группировка войск. Огромные пространства России остались без военного прикрытия. Начинать здесь создание оборонительных рубежей пришлось практически с нуля. К сегодняшнему дню в Арктике уже создано шесть военных баз, 13 аэродромов и 16 глубоководных портов.

В этом году должно завершиться строительство инфраструктуры, а также комплектация баз техникой и личным составом. Россия разместила здесь комплексы ПВО С-400 и ПКР «Бастион», которых так боятся натовцы в Черном море. В нынешнем году в Арктике пройдут масштабные учения российской авиации.

В целом в ответ на агрессивную политику НАТО Арктические войска России провели за минувший год 590 различных учений, в том числе 30 межвидовых и более 900 тренировок от стратегического до тактического уровня. Было выполнено 30 дальних походов в оперативно важные районы Мирового океана.

Адмирал Александр Моисеев характеризует военно-политическую обстановку в границах ответственности флота как стабильную и контролируемую.

Надо сказать, что основные задачи по защите арктических рубежей России решает Объединенное стратегическое командование «Северный флот». В зону ответственности ОСК входят акватории Северного Ледовитого океана и его морей от Кольского полуострова до Чукотки. К защите региона также могут привлекаться войска Центрального и Восточного военных округов, прикрывающие побережье северных морей. Сейчас осуществляется модернизация объектов, а также строятся новые базы в удаленных районах. Уделяется особое внимание всестороннему развитию Северного флота. Для экономической и военной деятельности на Севморпути Россия использует целый флот ледоколов. Особую роль играет ФГУП «Атомфлот», эксплуатирующее четыре атомных ледокола и один атомный лихтеровоз. На разных стадиях строительства и испытаний находятся еще четыре судна с ядерной энергоустановкой.

В интересах освоения Арктики и улучшения группировки работают самые разные исследовательские институты и военные заводы. Например, для арктических подразделений Северного флота были переданы новые уникальные радиолокационные станции (РЛС) «Подлет», разработанные специально для Крайнего Севера. В арктическом исполнении «Подлеты» окрашены в белый цвет, они накрываются огромным радиопрозрачным куполом из спецматериалов, который защищает все это оборудование от суровых северных ветров. И даже при экстремально низких температурах до минус 50⁰ станция одновременно сопровождает до 200 воздушных целей.

Еще один важный сегмент, позволяющий контролировать небо над Арктикой, обеспечивает станция «Каста». Работая в одной цепи с другими РЛС, она полностью закрывает все высоты от поверхности Северного Ледовитого океана до МКС на орбите. Уникальность комплексов Радиотехнических войск для Арктической группировки заключается в их мобильности. Все станции размещены на автомобилях самой высокой проходимости, они способны передвигаться по болотам тундры и глубокому снегу. А время развертывания РЛС не превышает 15-20 минут.

Так что российские действия в Арктике сегодня гораздо масштабнее, чем у любой другой страны. Важно, что мы вернулись сюда — и теперь уже надолго. Ярким свидетельством чему может служить военная база на Земле Франца-Иосифа «Арктический трилистник» (на фото). Это — наш зримый символ противостояния с НАТО.

База автономно может непрерывно работать в течение 18 месяцев с гарнизоном в составе 150 человек. «Трилистник» включает в себя две взлетно-посадочные полосы, оснащен береговыми ракетными комплексами «Бастион». А на базе «Северный клевер» (остров Котельный в море Лаптевых) служат 250 человек, работает радиолокационная станция для наблюдения за воздушными судами и комплекс «Панцирь – С1» для противовоздушной обороны.

Для арктических условий в 2015 г. создана 80-я отдельная мотострелковая бригада. Ее вооружили специальными бронетранспортерами с широкими гусеницами и самоходными гаубицами «Гвоздика» арктической проходимости. Уже только это вооружение делает 80-ю бригаду в Арктике уникальной. Кроме того, ее арсенал усилен зенитно-ракетным комплексом «Тор-М2ДТ» с 16 ракетами дальностью полета 16 километров и поражением цели на высоте 10 километров. В состав бригады также входит зенитно-ракетный и пушечный комплекс «Панцирь-СА», вооруженный 18 ракетами дальностью действия 20 километров и способностью поражать цели на высоте 15 километров.

28 февраля 2020 г. на заседании коллегии военного ведомства глава Минобороны РФ Сергей Шойгу заявил, что в Арктике в составе Северного флота сформирована новая дивизия ПВО. Северный морской путь находится под надежной защитой. По словам министра, ежегодно Северный флот отрабатывает с ВДВ, ВКС и Силами специальных операций «оборону важных промышленных объектов и защиту экономических интересов России в Арктической зоне». В ближайшее время Северный флот получит первый атомный подводный ракетный крейсер нового проекта «Борей-А» «Князь Владимир» и фрегат «Адмирал Касатонов», а до конца года — еще четыре надводных корабля, подлодки и катера. В армию РФ поступят более 180 единиц вооружений и военной техники, адаптированной к использованию в суровых условиях Арктики. Россия создала в Арктике группировку войск общего назначения, способную обеспечить безопасность, и продолжит увеличивать боевые возможности в регионе, говорится в «Основах государственной политики России в Арктике на период до 2035 года». Недавно сообщалось, что этот документ своим указом утвердил президент РФ Владимир Путин.

Однако в НАТО постоянно заявляют о том, что намерены расширять свое присутствие в Арктике, хотя тягаться здесь с Россией они вряд ли смогут. Трезво оценивая расклад сил и возможностей, американцы мобилизовали для «спора за ресурсы Севера» не только страны альянса.

В целом интерес к Арктике проявили уже 24 государства, среди которых Великобритания, Южная Корея, Япония, Швеция, Финляндия, Бразилия, Индия и Китай (даже Украина заявляет о своих претензиях на часть советского арктического «пирога»).

Эти страны начали создавать военные и экономические союзы по защите своих интересов в Заполярье. Прежде всего, это США, НАТО и их вассалы. С другой стороны — Россия и Китай с их партнерами.

Китай фактически оформил свой интерес по отношению к северным территориям России, включив Северный морской путь в глобальный экономический проект «Новый Великий шелковый путь» (НВШП). К этому проекту кроме России и Китая присоединились страны Центральной Азии и Ближнего Востока. Члены Европейского союза пытаются усидеть на двух стульях: поддерживая военные претензии США к Арктике, они одновременно хотят стать участниками НВШП. Таким образом, налицо признаки нарастающего конфликта интересов в Арктике. «Чтобы расшатать стратегические опоры России в Арктике, вслед за „расширением НАТО на Восток“ США продолжают сокращать стратегические возможности этой страны, — сообщил недавно китайский военный портал «Чжунго цзюньван». — Они вышли из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), разместили комплексы ПРО в странах, соседствующих с Россией, и усиливают военное сотрудничество с Норвегией и другими союзниками, увеличивая тем самым угрозу безопасности России в арктическом регионе».

Вместе с тем события последних лет наглядно показывают, что реальные возможности НАТО в регионе серьезно ограничиваются набором объективных факторов. При внимательном рассмотрении ситуации выясняется, что альянсу не хватает необходимых кораблей и судов обеспечения, матчасть сухопутных войск не соответствует требованиям, а системы управления и снабжения войск недостаточно совершенны для работы в суровых условиях. У США вообще отсутствуют крупные военно-морские базы в арктическом регионе, которые могут обеспечить круглогодичное базирование флота. По мнению командования ВМС США, флот может частично выполнить задачи в Арктике, и то только подводными лодками, из-за того, что строительство ледоколов не было приоритетным направлением в программах развития американского судостроения. Так что не стоит переоценивать потенциал Североатлантического альянса в Арктике. Но и недооценивать — тоже.

Сегодня крайне сложно предсказать, как даже в ближайшей перспективе будут развиваться события на Крайнем Севере, прежде всего, с учетом влияния коронавируса на постпандемичный миропорядок. Ясно одно: владеть арктическими территориями — значит, иметь стратегическое превосходство.

Поэтому Россия инвестирует в этот регион значительные средства (10% от всего объема) и наращивает там свою военную мощь. В Арктике нам есть что защищать. 

35 добровольцев отправятся экологическую экспедицию по очистке Арктики

35 добровольцев отправятся экологическую экспедицию по очистке Арктики. Дистанционная образовательная программа по экологии и волонтерской деятельности в условиях Крайнего Севера завершается 26 апреля.

Ее организовала и проводит Межрегиональная общественная экосоциологическая организация «Зеленая Арктика».

Тех, кто не попадет в экспедицию, общественная организация планирует привлекать в свои проекты как экоактивистов.

В дистанционной образовательной программе «Зеленой Арктики», стартовавшей 24 марта, участвуют 140 молодых мужчин и женщин в возрасте от 20 до 40 лет из России, Казахстана, Кыргызстана, Израиля, Белоруссии, Болгарии, Армении и Польши. Более 60 человек регулярно посещают вебинары, выполняют задания, активно задают вопросы лекторам и экспертам курса. Лекции по экологии им читает кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник сектора охраны окружающей среды Научного центра изучения Арктики Евгения Моргун, сообщается на сайте правительства ЯНАО. Курс по прикладной экологии проводит экоактивист из Тюмени Дмитрий Велижанин. Курируют образовательную программу председатель МОЭО «Зеленая Арктика» Евгений Рожковский и руководитель проектного направления общественной организации Георгий Андреев.

"Для «Зеленой Арктики» – это первый опыт проведения такой образовательной программы. Мы видим, что подобные дистанционные курсы востребованы среди молодежи. Общение оказалось настолько продуктивным, такое разнообразие тем на экологическую тематику поднималось в ходе вебинаров, что есть необходимость в создании общего чата для слушателей курса и преподавателей, где будет продолжен обмен знаниями и опытом", - рассказал Евгений Рожковский.

Двое жителей Ноябрьска готовятся к экоэкспедиции на необитаемый остров © Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки: https://noyabrsk24.ru/novosti/2020/04/21/dvoe-zhitelei-noiabr-ska-gotoviatsia-k-eko-ekspeditcii-na-neobitaemyi-ostrov/

Двое жителей Ноябрьска готовятся к экоэкспедиции на необитаемый остров.

На Ямале завершается обучение эковолонтеров, это своего рода комплексная подготовка добровольцев к началу экспедиции. Такой интенсив в регионе проходит впервые, его запустила общественная организация «Зеленая Арктика». За пять недель в формате онлайн обучение прошли 140 человек. В числе слушателей - мужчины и женщины в возрасте от 20 до 40 лет из России и даже зарубежья. Есть среди них и двое жителей Ноябрьска. Слушателям рассказали о правилах сортировки отходов и о том, как сохранить свое психическое и физическое здоровье в суровых климатических условиях. Обязательной частью тренингов стал экскурс в историю освоения Арктики. По результатам обучения и индивидуального тестирования будут отобраны 35 добровольцев, которые в июле и августе отправятся в экологические экспедиции.

Отсутствие конкурсных процедур ускорит реализацию ГЧП в Арктике



Отмена конкурсных процедур для потенциальных инвесторов - правильный шаг для реализации арктических проектов в сфере государственно-частного партнерства. Об этом говорили на заседании Экспертного совета Проектного офиса развития Арктики, которое прошло в онлайн-формате.


Инвесторов для арктических проектов зачастую в принципе нелегко найти. Минвостокразвития двигается в правильном направлении, предусмотрев отмену конкурсных процедур для тех, кто хочет вкладываться в Арктику, считают эксперты.

На заседании представители муниципальной власти, бизнеса и общественности из Карелии, Ненецкого Автономного округа, с Чукотки, Таймыра обозначили проблемы, возникающие в развитии ГЧП. Это, в частности, отток населения из некоторых арктических регионов, низкий рейтинг привлекательности арктических территорий для коммерческих банков, большая поляризация бизнеса, который делится на крупнейших недропользователей и микропредприятия в сфере услуг.

Представители разных регионов сошлись на том, что одна из наиболее перспективных областей для применения ГЧП- туризм. Арктика обладает уникальным туристическим потенциалом, но ей необходимо развитие транспортной инфраструктуры.

«Как показала дискуссия, ситуация с ГЧП в регионах АЗРФ непростая. Удачные примеры реализации ГЧП есть, но их достаточно мало, и только в нескольких регионах. Хороший пример тут подают Республика Саха (Якутия), ЯНАО и Мурманская область. В ходе обсуждения было обозначено несколько важных проблем, решение которых позволит сделать ГЧП более востребованным инвестиционным механизмом в АЗРФ. Этому будет способствовать и новый закон о поддержке предпринимательства в АЗРФ. В нем предусмотрены различные льготы для инвесторов в АЗРФ, реализация проектов ГЧП будет проходить без конкурсных процедур, что резко снизит время запуска проектов. Замечательно, что эксперты предлагают проекты, которые можно реализовать с использованием ГЧП. Так Юлия Андреева, «Наследие Калевы», предложила перспективную идею развития в Карелии системы поселений с арендным жильем, как для туризма, так и для проживания. Константин Нифонтов из Арктического государственного агротехнологического университета Якутии предложил проект по искусственному лесовосстановлению, для восстановления леса после деятельности недропользователей», - отметил координатор Экспертного совета ПОРА, эксперт по ГЧП Александр Воротников, который модерировал мероприятие.

Нацпарк «Русская Арктика» перешел на солнечные батареи



Архипелаг Земля Франца-Иосифа, Архангельская область Национальный парк «Русская Арктика» перешёл на альтернативную энергетику в связи с началом полярного дня. Об этом ИА REGNUM сообщили в пресс-службе парка.

«Жизнедеятельность полярной станции Омега с мая по октябрь будет поддерживаться за счёт солнечных батарей», — рассказал руководитель «Русской Арктики» Александр Кирилов, — Основной плюс от использования зелёной энергетики — это отсутствие вредных выбросов в атмосферу. В летние месяцы Парк экономит до 2,5−3 тонн топлива, используя лишь солнечные батареи».

В летние месяцы энергии от солнечных батарей хватает на все бытовые нужды, даже на работу водонагревателя и электрическую стиральную машину. В перспективе Парк планирует перевести круглогодичную базу Омега полностью на использование этого экологического вида энергии, таким образом отказавшись от дизельного топлива даже в зимние тёмные месяцы.

Как сообщало ИА REGNUM, «Русская Арктика» — самая северная и первая по величине особо охраняемая природная территория России. Площадь нацпарка составляет 8,8 млн га. Дата создания — 15 июня 2009 года.

вторник, 21 апреля 2020 г.

Бетононасос - предложения услуг в Шахтах и РО с мая 2020 | Услуги автобетононасоса

Бетононасос - предложения услуг в Шахтах и РО с мая 2020 | Услуги автобетононасоса

Популярные статьи и вакансии

Искать вакансии и отзывы в Гугле