вторник, 26 октября 2021 г.

«Северный морской путь никак не повлияет на климат Арктики»

 Спецпредставитель президента РФ по климату Руслан Эдельгериев — о развитии маршрута, переходе с угля на газ и несправедливости углеродного налога ЕС


Развитие Севморпути не повлияет на климат Арктики благодаря использованию на этом маршруте атомного ледокольного флота и топлива, которое минимизирует влияние на экологию региона. Об этом в интервью «Известиям» на полях Валдайской конференции заявил советник президента, специальный представитель главы государства по вопросам климата Руслан Эдельгериев. Политик отметил: на предстоящей климатической конференции в Глазго Россия намерена поднять «токсичные для Запада вопросы» и будет выступать в коалиции с другими странами. Спецпредставитель уточнил, что Москва считает европейский углеродный налог несправедливым, у РФ есть вопросы и претензии к самому механизму. По словам политика, в рамках поручения Владимира Путина о достижении углеродной нейтральности не позднее 2060 года РФ пересмотрит даже действующие решения по добыче и использованию угля. Стратегия предусматривает замену угольной генерации на газовую, и на этом треке России надо ускориться.


«Вопросы будут для Запада токсичными»

— Вы ранее говорили, что климатическая повестка должна быть свободна от санкций. Будете ли вы поднимать этот вопрос на саммите в Глазго, который должен состояться с 31 октября по 14 ноября?


— Вопрос самый сложный. Мы должны понимать, что на таких глобальных международных площадках, конференциях нужно всегда выступать в коалициях, потому что это будет правильнее. Это стратегически верно, и поэтому сейчас я как раз нахожусь в состоянии переговоров с энными странами, с которыми как раз мы будем объединять усилия. Не буду сейчас говорить, какие конкретно вопросы хочу выставлять на голосование. Они будут для Запада токсичными, но они должны присутствовать, если мы говорим про климат. Есть наболевшие вопросы, которые нужно поднимать и вокруг них дискутировать.



— После встречи с вашим американским визави спецпредставителем президента США по климату Джоном Керри в июле этого года вы отметили, что Штаты просят Россию уже в этом десятилетии полностью отказаться от угля. В то же время у них самих нет ни плана, ни дорожной карты, как достичь таких же результатов. Какая-то стратегия по снижению потребления угля у Москвы есть?


— Конечно. У нас есть энергетическая стратегия, она подразумевает низкий уровень выбросов парниковых газов и разрабатывается в правительстве. В основном в рамках недавнего поручения президента о достижении углеродной нейтральности не позднее 2060 года будут пересматриваться даже действующие наши решения. Они предусматривают замену угольной генерации на газовую. Всё есть, просто нужно будет чуть ускориться, чем мы и занимаемся.


Мы делаем это не из-за какого-то давления. Кстати, я и Керри вопрос задавал, сказал: «Вы нас призываете, а статистика ваша, американская, показывает, что в этом году у вас рост потребления угля и рост добычи угля». Он мне ответил: «Это временно».


Чтобы вы понимали, как это всё сложно, на что приходится реагировать. Но мы будем идти своим путем. Я неоднократно повторял: мы будем идти таким путем, чтобы ни в коем случае не ввергнуть в шоковое состояние нашу экономику.


«Европейский подход к ценообразованию на углерод несправедливый»


— Евросоюз вводит углеродный налог на импорт «грязных производств» — алюминия, железа, стали, электроэнергии, удобрений и т.д. Из-за этого налога, по некоторым экспертным оценкам, на €1,1 млрд увеличатся издержки российской промышленности. Как РФ собирается ответить на этот жест?


— Евросоюз его еще не ввел, у них это еще в планах. Сейчас только будет вестись первая климатическая отчетность, а дальше, где-то с 2026 года, будет возможен этот углеродный налог, если он вообще сможет в таком виде существовать.


На сегодняшний день не только Россия, но и ряд других государств и организаций предъявляют вопросы и претензии к самой структуре углеродного корректирующего механизма — такое название сформулировали европейцы. В частности, есть инициатива ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), инициатива Международного валютного фонда об иных подходах к ценообразованию на углерод. Все они должны быть глобальными — а европейский подход не отвечает требованиям. И они должны быть справедливы — а европейский подход несправедливый. Всё сейчас находится в стадии формирования, и окончательного решения еще нет.


— Россия в мае получила председательство в Арктическом совете. Оно продлится до 2023 года. Активное развитие в этом регионе альтернативы Суэцкому каналу — Северного морского пути (СМП) — не скажется негативно на климате Арктики?


— Это развитие всё же больше повлияет на инвестиционный климат. Мы надеемся, что товарооборот будет увеличен. Ведем такую политику, чтобы был несанкционный подход, чтобы не было подхода сдерживания в рамках эксплуатации СМП. Надеемся, и есть уже инициативы, заинтересованные стороны, что мы будем увеличивать пропускную способность СМП, будем работать над улучшением инфраструктуры с учетом последних требований, стандартов, которые будут предъявляться.


СМП никак не может повлиять на климат Арктики, единственное, там есть возможности снижения выбросов… Но мы там в основном используем атомный флот, и группировка атомного флота будет увеличиваться. Дальше у нас есть соглашение по мониторингу выбросов — этот вопрос тоже на контроле, будет использоваться то топливо, которое минимизирует влияние на экологию региона.

Популярные статьи и вакансии

Искать вакансии и отзывы в Гугле