среда, 1 декабря 2021 г.

Кто на вахте?

 




Страна у нас северная, и это не просто броская презентационная фраза или мем, как нынче принято говорить, а географическая данность. Напомню читателям, что и сам географический центр России находится на линии Северного полярного круга, какие ещё нужны доказательства? Соответственно, все мы кое-что понимаем в холодах, снегопадах, гололёдицах и вьюгах, кто-то больше, кто-то меньше. В общем, экспертов в этом деле хватает, что проявляется в обывательских обменах мнениями характера «как у нас по городам и весям живётся». В быту северная тематика чаще всего сводится к обмену опытом использования «правильной одежды» с непременным выводом: «северянин не тот, кто не мёрзнет, а тот, кто правильно одевается», -- и к обсуждению сетки северных коэффициентов и надбавок, которая со временем изменяется территориально и статусно.


Однако в горячих спорах предпроектных обсуждений, в общественно-политических дискуссиях перед очередными выборами, в ходе любых диспутов, касающихся сложнейшей тематики индустриального, промышленно-экономического освоения Заполярья и шире — определённой законодательно Арктической зоны, в пакете самых горячих тем будет совсем другой набор. И одна из самых острых тематик, если не самая, -- это способ так называемого вахтового метода освоения, «вахта». По этой теме охотно высказываются почти все желающие вставить своё торопливое веское слово, походя отрицая или навязывая вахту, как некий циркумполярный универсум. Жару добавляют рассуждения о глобальном потеплении, растеплении грунтов с потерей несущей способности мерзлоты, деформациях зданий и дорог и необходимости дополнительных финансовых вложений.


Признаюсь, и я сам долгое время охотно принимал участие в таких дискуссиях на самых разных площадках, дополняя, а иногда и изменяя в чём-то собственное мнение, пока накопленная за годы практика не подсказала наиболее существенное: продуктивное обсуждение начинается там, где присутствуют люди, имеющие двуединый опыт как вахтовой работы, так и оседлой жизни на северах. Именно в такой среде наиболее быстро и полно возникает понимание всего комплекса селитебной и социальной проблематики как вахты, так и «постоянки».



Что такое "вахтовый метод"?


К темам, в которых обсуждаются все стороны применения на северах вахтового метода, у жителей моего родного Норильска отношение особое, можно сказать, выстраданное, — с обозначением именно конкурентных возможностей разных способов жизни и форм осуществления трудового процесса. Наверное, такие вечерние разговоры у лампады в примитивных бараках велись у нас ещё с двадцатых годов прошлого века, с тех времён, когда Норильск только собирался стать рабочим посёлком. Однако мне нетрудно вспомнить, когда такие споры набрали полную силу — после первого этапа создания в Норильском горно-металлургическом комбинате собственной, автономной и надёжной системы энергообеспечения города и предприятий с переходом от угля к природному газу вновь открытых месторождений левобережья Енисея. Был организован «Норильскгазпром», а Норильск приобрёл собственный опыт вахтового метода. Вот тогда-то на наших кухнях и закипели горячие споры, периодические вспыхивающие по сей день. Увы, часто они сводятся не к продуктивному, взвешенному и спокойному анализу, а к неким страшилкам из категории «всю страну скоро посадят на вахту». 


Что же это за вахтовый метод такой, каковы его преимущества и недостатки, в каких случаях он рационален, а в каких нет? Давайте попробуем разобраться.


Исторически вахтовый метод использовался в России издавна. Сезонный вариант, когда поле деятельности не использовалось круглогодично, в Российской империи назывался отходничеством.


Как историк северов и краевед скажу, что все казаки, служившие в городках и острожных зимовьях, были убеждёнными вахтовиками, во всяком случае, так им казалось. «Послужу десяток лет царю и отчизне в студёных краях, да и вернусь на родную Кубань». А потом как-то само собой сформировалось самобытное сибирское казачество. Линия уходящего на восток фронтира оставила за собой симпатичные зажиточные сёла, которые на Енисее до сих пор называют казачьими — Атаманово, Казачинское, Ярцево… Хотя кто-то действительно возвращался на Кубанщину, невольно выступая вербовщиком новых кадров.


Появлялась и практика сезонной переброски на север больших, а порой просто огромных самоорганизующихся людских масс. Каждый год к началу сезонной путины в Дудинку за богатым уловом приезжали, по свидетельствам полицейских чинов в памятных книжках Енисейской губернии, тысячи енисейцев со всего бассейна. Жизнь в крошечной сонной Дудинке вскипала, била ключом. Горка за селом называлась Кабацкой, такое же имя присвоили длинному острову напротив — туда перевозили желающих буйно покутить.


Осенью, сдав приёмщикам улов, добытчики возвращались домой, и Дудинка пустела, засыпая до поры. Однако же умирать не собиралась, постепенно упрямо развиваясь.


Само название «вахта» пришло в Заполярье из терминологии моряков первых исследовательских, а затем и снабженческих отрядов, пробивавшихся через все препоны и тяготы арктических морей на восток. С бортов помятых льдами кораблей-героев сходили на берег не менее героические сменные составы первых полярных станций, работавших по вахтовому методу. Вот так и прижилось.


Вахтовый метод применяется при значительном удалении места производства от мест постоянного проживания работников, когда в силу оторванности территории вкупе с климатическими условиями не представляется возможным ежедневное возвращение людей к месту постоянного проживания. Там, где объекты существенно удалены от базового предприятия, где трудно строить в принципе или же нерационально возводить капитальные здания и сооружения, где отмечается дефицит трудовых ресурсов, а работы ведутся в экстремальных природно-климатических условиях. Прежде всего, на Крайнем севере.



Преимущества вахты


Цель вахтового метода — сокращение издержек и сроков строительства, как и последующей производственной деятельности, ремонта или реконструкции объектов. Есть нефтяное или газовое месторождение, прогнозируемый срок эксплуатации которого существенно меньше срока службы капитального сооружения, так зачем городить на месте сложную локальную инфраструктуру, если сам источник финансового обеспечения иссякнет за тридцать лет?


Постепенно был выяснен некий оптимум продолжительности вахты: она не должна превышать одного месяца. В исключительных случаях продолжительность вахты может быть увеличена до трёх месяцев с учётом мнения выборного профсоюза в порядке, установленном КЗОТ. При вахтовом методе работнику оплачивается комплексное проживание и проезд от места сбора до места работы и обратно. Оплата проезда производится по соглашению между работником и работодателем, а особенности труда вахтовиков регулируются главой 47 ТК РФ. В длительность вахты засчитывается не только общий период, включающий время выполнения работ на объекте, но и время междусменного отдыха, можно сказать, короткого отпуска.


В СССР такой метод освоения окраин был отработан до мелочей, однако после распада Союза и наступления рыночных отношений вахта получила новое дыхание, поначалу сбивчивое и смрадное, с многочисленными нарушениями, полным бесправием работников и системным обманом при расчёте. Скандалов и жалоб в те времена было очень много. Но со временем процессы отшлифовали, законодательство поправили, и нынешние вахты мало напоминают дикие трудовые лагеря лихих девяностых. 


Итак, преимущества «вахтовки» очевидны: не нужно строить на вечной мерзлоте поселение оседлого, семейного типа со школами и детсадами, досуговыми и культурными сооружениясм, больницами и прочими социальными объектами. При этом способе не востребован разнопрофильный малый бизнес и жильё для него, сфера услуг вообще предельно минимизирована. Ещё к началу двухтысячных годов к важному преимуществу можно было смело отнести существенную экономию на заработной плате, однако этот фактор исчез, оставив экономию на инфраструктуре и возможность относительно быстрой передислокации. Вот на этом преимущества метода и заканчиваются.



Вахта или «постоянка»?


Как выяснилось, на выбор влияет множество факторов, и далеко не все они лежат в плоскости экономики. Понятно, что оседлый или полуоседлый способ жизни на северах оправдан ещё и там, где есть фактор долгосрочности и стабильная востребованность определённого рода деятельности особых специалистов.


Как это ни удивительно покажется читателю, сегодня на некоторых полярных станциях вахты в классическом понимании нет. В наше время с развитием систем связи, спутникового телевидения, интернета и заполярных систем жизнеобеспечения вообще кое-где стали появляться необычные формы станционной вахты, когда сложившиеся семьи полностью адаптированных людей могут сменять друг друга сколь угодно долго, не собираясь уезжать на материк навсегда. Многие так работают всю жизнь, так что вы, насмотревшись романтических фильмов, можете не мечтать — круг таких полярников очень узок.


Нет перевахтовки и на арктических военных базах. Россия не собирается оттуда уходить, люди служат годами. А вахтовый метод тем и отличается, что на одно и то же место с большой частотой заступают совершенно разные, часто случайные люди, причём без фактора преемственности. В Вооружённых Силах и у пограничников термин «вахта» не прижился, они себя вахтовиками не называют. Призывники в отдалённых гарнизонах служили более года, а офицеры, порой с семьями, могут задержаться и на гораздо более долгий срок. 


Надо сказать, что именно в России накоплен огромный опытный и аналитический материал по всем сторонам вахтового метода. Прежде всего, в ЯНАО, где точки цивилизационного роста территории прошли через настоящую эволюцию. И она очень любопытна! Многие из существующих на Ямале -- и южнее полуострова -- поселений начинались, как вахтовые типичные посёлки, таковой была и государственная политика: «Только вахта, выберем из земли углеводороды и уйдём».


Однако жизнь распорядилась иначе, и теперь мы видим на Ямале россыпь оседлых поселений, которые не стагнировали — ныне к ним тянутся автомобильные и железные дороги. В то же время очевиден следующий феномен: вопреки всем страшилкам, ни один из существующих ранее оседлых посёлков не превратился в вахтовый, зато хорошо заметен обратный процесс — вахтовые посёлки стали обычными поселениями. В чём же здесь дело?


Современная управленческая и экономическая наука уже вывела предельные параметры рациональности вахтового метода, которые и были использованы при строительстве большой группы вахтовых посёлков арктического порта Сабетта, как части проекта Ямал-СПГ. Самое современное и совершенное вахтовое предприятие страны имеет площади городков, достаточные для проживания нескольких тысяч человек. Это и есть предел, когда период строительства силами до трёх десятков тысяч работников заканчивается. Далее издержки содержания стремительно приближаются к стоимости содержания обычного посёлка оседлого типа, сказывается кумулятивный эффект накопления организационных сложностей, множественности операционных задач и социальных проблем.


Например, пока в фельдшерском пункте работают пять медиков, организация их работы проблем не вызывают. Но что если в больнице трудится уже несколько десятков специалистов, в том числе узких? Потребуется главврач, заместитель, делопроизводство, солидная отчётность, аптечный склад, особое снабжение... При большой численности вахтовиков, несмотря на все проверки, статистически повышается ассортимент болячек — у людей обостряются после частой знакопеременной акклиматизации старые недуги, возникают новые... Я не буду упоминать о вирусных заболеваниях, каждый из вас легко допишет этот абзац. Сказывается и неоспоримый повышенный травматизм вахты, ведь люди сюда попадают самые разные, часто всего на один цикл. А ведь хирургическую операцию на месте всё равно провести невозможно, больного придётся срочно эвакуировать на материк.


Феномен Сабетты — в чём-то уникальный, идеальный «вахтовый эксперимент», за которым пристально наблюдает экспертное сообщество и, конечно же, государство. Сколько ещё там продержится вахтовый метод?


На сегодняшний день Сабетта действительно используется в основном для вывоза производимого здесь же сжиженного газа. Но это, как считают эксперты, тупик на пути достижения лидерства в деле перевозок по Севморпути и в Арктике в целом. Этого слишком мало, как мало арктических крупных портов. Развитие порта Сабетты напрямую зависит от доступа в закрытый на сегодняшний день промышленный район коммерческих грузов не только с других месторождений Ямала, но и из соседних регионов.


Стратегически важным для государства звеном тут является строительство железнодорожной магистрали, которая соединит Северную и Свердловскую железные дороги. Без строительства железной дороги с выходом к Северному морскому пути прорыва не получится. Нужны круглогодичные перевозки и перевалка на океанские корабли самых разнообразных грузов, а не только СПГ. Сабетте придётся открываться для множества компаний, как частных, так и государственных, логистика перестанет быть локальной. Можно ли в этом случае будет обойтись одной вахтой?..


 

"Вахта короткого плеча"


Большие сложности для вахты создаёт и постепенное увеличение перечня профессий. Одно дело — газовый промысел в тундре. Но совсем другое — завод или заводской комплекс, обогатительный и горнодобывающий комбинат, где задействовано более тысячи профессий, работает полноценная воздушная гавань, круглосуточно принимающая среднемагистральные грузовые и пассажирские самолёты, развивающийся морской порт со своей сложной инфраструктурой и увеличивающимся флотом, стивидорные услуги (погрузка-разгрузка)... Чем больше оказывается перечень специальностей, тем трудней обеспечить корректную и своевременную перевахтовку. При огромной текучести с отсевом несостоявшихся полярников уже после первой вахтовой смены кадровая работа по оперативному подбору нужных специалистов неимоверно усложняется. Если взять среднестатистические контрактные сроки пребывания, то фирме, закрывая одно рабочее место, приходится обеспечивать дорогую авиадоставку раз шесть в год. И при этом рейсы из Сабетты часто идут на Москву полупустыми.


Именно поэтому «Боинги» с недавнего времени летают и в Новый Уренгой. Одно месторождение может, конечно, иметь краткосрочный запас эксплуатации, но когда их в регионе целая куча, да ещё и новые площадки регулярно открываются…


Вот вам разгадка жизнестойкости оседлых поселений Ямала, которые со временем начали работать своеобразными хабами, обрабатывающими управленческие (штабные), логистические и кадровые запросы, и многие жители которых — «вахтовики короткого плеча». Что, конечно, выгодно добывающей компании: меньшие расстояния перевахтовки, дешевле логистика, есть предсказуемо опытный, давно адаптировавшийся к Северу персонал.


Мне же, норильчанину, здесь будет уместно опять вспомнить «Норильскгазпром», уже давно использующий на коротком плече городские трудовые ресурсы. Специалисты живут не так далеко от месторождений, а доставлять их можно быстро обычными вертолётами. Здесь не просто освоили короткое плечо, но и отработали его до совершенства. Без всяких «Боингов».


Учитывая нарастающую во всём мире уже не по десятилетиям, а по годам, истеричность погоды, когда ни одна из существующих математических моделей не в состоянии предсказывать локальные погодные катаклизмы, вопросы надёжности и ритмичности доставки на дальние расстояния огромного количества людей будут становиться всё острей. Что если периоды нелётной погоды начнут затягиваться на недели, ведь это уже бывало в истории освоения северов… В то же время короткое плечо и вертолёт, способный забросить смену в кратковременный промежуток хорошей погоды, снимает проблему с повестки.


Лично моё мнение таково: вахта короткого плеча — идеальный вариант вахты вообще, когда целые кусты месторождений обслуживаются и обеспечиваются из одного ближнего хаба. Это наиболее стабильный вариант.



Проблематика вахты


Вопреки стереотипным высказываниям некоторых политических мечтателей-экспериментаторов, стремящихся громко прозвучать на модной теме, производительность труда при вахтовом методе не так уж высока даже при столь большой загрузке работника. Определённое время вахты неизбежно уходит на долгие инструктажи и обучения, постановку квалификации и исправление ошибок новичков, которых всегда будет много. Без какой-либо гарантии, что обученный новичок вернётся сюда ещё раз, а не отправится писать очередные негативные отзывы, которыми буквально завален интернет.


Вахтовый метод чреват многочисленными экономическими, правовыми и социальными издержками, основные из которых таковы: чрезмерная тяжесть труда; сложные условия проживания; меньшая социальная незащищенность и высокий травматизм работников. Социальные последствия носят и стратегический характер: частый распад семей и консервация депрессии малых городов и сёл.


Рост численности работающих всегда и везде тянет за собой статистику несчастных случаев и криминальных эксцессов, с которым до определённого порога вполне может справляться и служба безопасности компании. Однако прокуратура не занимается перерасчётом случаев на тысячу работающих, изучая именно абсолютные цифры. И в какой-то момент на таких объектах, как Сабетта, неизбежно появляются полиция и Росгвардия, заявляющие, что отныне за порядком будут следить они.


Кроме того, государство всегда будет относиться к закрытым частным городам под контролем служб безопасности очень настороженно. Оно не будет вмешиваться во внутренние процессы, но всегда возникнет при превышении некого эмпирического порога численности. Следом подтянется технадзор, дорожная инспекция и другие контролирующие организации.


В рамках грандиозного проекта неподалёку от Сабетты идёт строительство всё новых и новых объектов -- повторюсь, работа порта станет ещё более интенсивной и сложной. Не исключено, что большая часть газовых потоков страны будет переведена на схему СПГ: слишком уж сложно тянуть трубы к соседям, слишком много политических факторов. Поэтому я ничуть не удивлюсь, если уже в ближайшем будущем и Сабетта начнёт постепенно превращаться в оседлый посёлок, продолжая использовать Новый Уренгой как хаб, но уже для ограниченного спектра профессий и квалификаций.


А что там с зарплатой? Время совершенно неадекватных зарплат из девяностых прошло. У нас, знаете ли, цифровая эпоха, доступность информации. Не составляет никакого труда найти отзывы, списаться для уточнения и выбрать один вариант из множества других. Сегодня предлагаемые Сабеттой контракты начинаются с 90 тысяч, что никого не удивляет, ведь это далеко не всех вдохновляющий минимум. Высококвалифицированный специалист за такие деньги работать не будет. У них вообще другие зарплаты, иначе этого самого специалиста из Москвы не выманишь. Впрочем, чаще всего это уже будет не вахта, когда на одну и ту же койку в жилом модуле раз в полтора месяца садится новенький, -- а длительная командировка. 



Вахта как симбиоз


Ещё раз: вахтовый метод отлично работает там, где планируется именно краткосрочный трудовой процесс, -- в суровых ущельях Путоран и Среднесибирского плоскогорья в целом, подземные богатства которых мы пока ещё только пощипываем, таких не бывает. Так что норильчанам, к примеру, внимательно отслеживающим ход развития горнорудных проектов Норникеля, я думаю, волноваться не стоит. От места производства основных технологических работ до центрального района города — немногим более двадцати километров. Ну, какая тут вахта... Хотя и у нас она вполне применима, когда дело касается строительства новых объектов или уникального монтажа.


Вахтовый метод хорош и тогда, когда поблизости просто нет нужных специалистов. Или же если среди проживающего рядом населения нет желающих работать, что понятно всем, кто знаком с проблемами трудовой миграции из ближнего зарубежья. Но это уже совсем другая история, в которой востребованы не стенания «народ у нас не тот», а мотивация, обучение и переобучение.


В общем, оптимален, как чаще всего и бывает, рациональный симбиоз.


Просторы столовой тундры, с вечной мерзлотой и спрятанными под ней нефтегазовыми месторождениями, разумно осваивать исключительно «вахтовыми кустами». Плоскогорья, горные массивы и районы с множеством скальных выходов, где можно смело возводить заводские корпуса, где потребуется технологически сложное горное, обогатительное и металлургическое производство со множеством специальностей, — оседло, используя элементы вахты оперативно и по необходимости.


Дело за малым — за ответственными политиками с государственным мышлением и грамотными профессионалами городского планирования и организации производства

Популярные статьи и вакансии

Искать вакансии и отзывы в Гугле