среда, 9 марта 2022 г.

Женщины в Арктике: как живут и работают наши современницы на краю земли


Рассвет на острове Вайгач. Фото: Александр Обоимов
Рассвет на острове Вайгач. Фото: Александр Обоимов

В 30-х годах XX века в Советском Союзе началось движение женщин за овладение мужскими профессиями и миллионы представительниц прекрасного пола стали трудовым резервом индустриализации. Появились и женщины-полярницы. И хотя дискуссии о "мужских" и "женских" профессиях давно канули в Лету, до сих пор мы удивляемся и восхищаемся целеустремлённостью наших современниц, которые предпочли домашний уют суровой романтике. О них — в материале нашего постоянного автора — начальника авиаметеостанции "Тикси", действительного члена РГО Александра Обоимова.

Первой полярницей в 1930 году со страниц журнала "Работница" была провозглашена Нина Рябцева-Демме, участница экспедиции на ледокольном пароходе "Г. Седов". В статье Л. Муханова она была охарактеризована так: "Первая женщина — полярный исследователь, учёный географ, пролетарка, комсомолка".

В 1932 году Нина Петровна стала начальником полярной станции на острове Домашний (Северная Земля) и успешно руководила ею до 1934 года. В марте 1938-го она обращалась к Отто Шмидту с просьбой снова отправить её для работы на Северную Землю. 

Та экспедиция не состоялась. Но поражает сам факт — готовность к самоотверженной работе в ледяном безмолвии в течение нескольких месяцев. Я хочу рассказать о двух наших современницах, работающих сегодня в Арктике.

Наталья: любовь на краю земли

Мужчин-полярников много, девушек — меньше, а уж начальниц островных полярных станций — единицы. Наталья Морозова руководит Морской гидрометеорологической станцией — МГ-2 имени Е.К. Фёдорова на острове Вайгач.

Это я, ещё работая в Северном УГМС, рекомендовал её на ответственную должность. Некоторые были против: мол, слишком рано ей быть начальником — девушке тогда было чуть больше 20 лет. Но я тогда настоял: "Молодость — это недостаток, который быстро проходит!"


Наталья Морозова, начальник МГ-2 им. Е.К. Федорова. Фото: Александр Обоимов
Наталья Морозова, начальник МГ-2 им. Е.К. Федорова. Фото: Александр Обоимов

Наталья родилась в селе Хабары, что в Алтайском крае.  После окончания местной средней школы была одна развилка: школа милиции или таможенное дело.

Как-то раз к моим родителям пришли в гости хорошие знакомые, — вспоминает она. — Они уже работали на станции в Якутии, много рассказывали интересного о жизни на станции, о жизни полярников. Меня эти рассказы очень заинтересовали. И я сделала свой выбор.

Девушка поступила в Новосибирское профессиональное училище №7, знаменитую "семёрку", сейчас это Сибирский геофизический колледж. Окончив его, по распределению поехала работать в Архангельск, в Северное управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. А уже оттуда попала на остров Вайгач, на МГ-2 имени Е.К. Фёдорова.

После двух лет работы на станции Наталья выехала в свой первый отпуск домой. Рассказывала родным об интересной и необычной жизни в Арктике, показывала фотографии. Родители удивлялись: как можно жить в таких суровых условиях?

Блинчатый лед. Фото: Александр Обоимов

Сестра Юлия поначалу отнеслась с недоверием к арктической романтике, — продолжает Наталья. — Но потом стала интересоваться профессией метеоролога и решила приехать работать к нам на остров. Пройдя обучение под моим "чутким руководством", через пару месяцев уже самостоятельно дежурила. И теперь тоже в восторге от нашей профессии…

Надо отметить, что эта станция почти семейная. Техник-метеоролог Алексей Абрамчук, который перед этим зимовал на метеостанции Остров Визе, собирался увольняться. Не затянула его Арктика. Он родом с Кольского полуострова, рыболов и охотник, а на безжизненном далёком острове кроме медведей и изредка приплывающих моржей ничего не было.

Я посоветовал ему не увольняться, а перевестись на МГ-2 имени Е.К. Фёдорова, где рыбалка не хуже, чем на его малой родине. И еще намекнул, что на Вайгаче есть молодая и симпатичная девушка, начальник станции, не замужем. Алексей тут же познакомился с ней в соцсетях. После недолгой переписки решил познакомиться вживую и для этого согласился перевестись на остров Вайгач. Теперь говорит, что это была судьба — вместе Наталья и Алексей уже шесть лет.


Мыс Болванский Нос (о. Вайгач). Фото: Александр Обоимов

По словам Натальи Морозовой, выжить в условиях Крайнего Севера может человек неприхотливый, всецело преданный своей профессии. А ещё он должен по-настоящему любить суровый Север с его льдами и жесточайшим холодом, бескрайними снежными пейзажами.

Самый главный принцип на таких труднодоступных станциях не учить других, — говорит она. — Если взрослый человек почувствует, что ты пытаешься переделать его, будет конфликт. О людях здесь лучше думать хорошо. Атмосферу на станции видно сразу. Когда всё хорошо и начальник "полярки" наладил отношения со всеми и между всеми, люди ходят и улыбаются. Можно сидеть в компании с человеком и его не замечать. И это прекрасно. Когда обстановка накалена, люди возбуждены, ходят настороженно, оглядываются — с такими зимовать очень тяжело.

Сейчас на полярной станции есть интернет и телевидение, люди, работающие здесь, уже не чувствуют себя оторванными от родных и близких.

Да и остров стал нам родным, он принял нас, мы это чувствуем, — улыбается Наталья. — Что касается работы, то есть такая поговорка: "Полярники боятся холода, голода и работы". Но это больше шутка. Работы мы не боимся. Порой делаем её в авральном режиме и экстремальных условиях. А отдых сугубо личное дело. Все люди разные. Кто-то любит читать, кто-то спортом занимается.  Устраиваем кулинарные конкурсы, все любят рыбалку. Дни рождения и другие праздники тоже стараемся отмечать весело. Но без фанатизма и последствий. Чего не хватает? Знаете, когда человек уезжает куда-то надолго, он скучает только по дому.


Остров Вайгач. Фото: Александр Обоимов

Есть такое мнение, что жизнь на полярной станции похожа по условиям на ситуацию нахождения в космосе на МКС. Та же удалённость от людей, замкнутое пространство и ограниченная группа коллег...

Первый раз в Арктике  это как впервые в кино попасть, отмечает Наталья. Поначалу тут всем непросто. Именно в это время для полярника складывается его отношение к Арктике на всю его жизнь. Ситуация достаточно простая. Живёшь, например, полгода на полярной станции, работаешь, общаешься с товарищами. Часто сталкиваешься с тяжёлыми условиями, физическими и моральными: красивая, но дикая природа, походы, низкие температуры и рутинная научная работа. И в конце ты либо проникаешься, либо нет. Я прониклась и ничуть не жалею о сделанном выборе.

Многие полярники ловили себя на ощущении, что находятся на краю земли. Хотя кому, как не им, известно, что она круглая и никакого края не существует. Тем не менее Наталья признаётся, что подобное чувство её саму и коллег не покидает ни на минуту. А тем более, если это Вайгач — необычный, сакральный остров, со своими легендами и необыкновенной природой

Порой думаешь, что находишься не то что на краю, а вообще на другой планете, — говорит наша героиня.

В гости к полярникам. Фото: Алексей Абрамчук

Ещё один фактор, который нельзя не учитывать, работая в Заполярье, — белый медведь, животное очень красивое и очень опасное, а на Вайгаче их много.

Раньше нам тяжелее было: не факт, что не столкнёшься с ним, выходя из дома, — подтверждает Наталья. — Теперь всё иначе, вокруг нашей метеостанции для защиты от белых медведей построен забор длиной 400 метров и высотой три метра. Эту работу выполнили волонтёры Всемирного фонда дикой природы (WWF) в 2019 году. Годом раньше были установлены видеокамеры, налажены связь и освещение. Все это позволило нам спокойно заниматься своей работой, так как раньше медведи наведывались на метеостанцию несколько раз в неделю, потому что между Карским и Баренцевым морями проходит один из миграционных маршрутов белых медведей.

И ещё из экзотики. Несмотря на то что это Арктика, зимы на острове порой бывают очень мягкими, сказывается близость Гольфстрима. Наталья рассказывает, что летом нередко температура поднимается до +25.

Мы даже купаемся то в Карском море, то в Баренцевом. Можно сказать, у нас метеорологическая станция с санаторно-полярным уклоном, — смеётся Наталья…

Виктория: мама самого юного полярника в мире

Кстати, другая особенность "семерки" (Новосибирского училища) — здесь выпускники часто создают пары и отправляются на работу уже семьей. На далёкой "точке", куда лишь раз в год залетает вертолёт, легче прожить с родным человеком.

Виктория и Антон Журавлёвы учились в одной группе, понравились друг другу, стали встречаться. По окончании учёбы планировали вместе ехать на ТДС (труднодоступную станцию). Но им сказали, что вместе отправят только законных супругов, поэтому перед выпуском расписались. Вика мечтала о Камчатке, но распределили в Северное УГМС. Их "медовый месяц" прошёл на научно-экспедиционном судне "Михаил Сомов". До станции МГ-2 Стерлегова, которая находится на полуострове Таймыр, как раз месяц и добирались.


Виктория и Антон Журавлёвы. Фото из семейного архива

Начальник станции Владимир Карабулин встретил молодую пару радушно, помогал как можно быстрее войти в рабочий режим. Все свои знания и умения передавал без утайки. Через полгода Владимир Николаевич уехал в отпуск, и Антону пришлось познавать ещё азы гидрологии и устройство дизель-генераторов. Больше просто некому было.

— За восемь месяцев мы прошли полярную школу во всей красе, — говорит Виктория. — Два года без выезда. Конечно, было сначала тяжело, но потом привыкли. Тем более Антон рыбак и охотник, а на мысе Стерлегова с этим проблем нет. На этой станции мы проработали счастливых восемь лет. В 2014 году я санрейсом вылетела рожать, а Антон перевёлся на остров Голомянный, там штат больше, зарплата в два раза выше. В 2019 году мы уже с сыном прибыли на остров.

Пятилетний Максимка, пожалуй, самый юный полярник в мире. И всеобщий любимец.

Полярник Журавлев-младший. Фото из семейного архива

Полярник Журавлев-младший. Фото из семейного архива

— Пограничники с соседней заставы нам очень помогают — привозят малышу фрукты, овощи и разные вкусняшки с Большой земли, балуют его, — рассказывает Виктория. — Нормальный мальчишка растёт: дружит с собаками, спокойно относится к моржам и с опаской — к белым медведям, привык к тому, что ночь длится четыре месяца, а лето — три недели. Только зимой всё удивляется, почему мы гуляем ночью и почему он всё время солнышко просыпает.

Несмотря на трудности, присущие этой работе, полярники заявляют: сейчас работать стало проще. Налаживается снабжение, понемногу начали преодолевать 30-летнюю разруху. Не место красит человека, а человек место — эту прописную истину нужно выписывать золотыми буквами на первых страницах всех перспективных планов развития Арктики.

Остров Голомянный. Фото: Александр Обоимов

А начиналось работа метеорологов в этих местах в октябре 1930 года, когда на соседнем острове Домашнем была организована полярная станция. В 1930–1932 годах четверо полярников под руководством Георгия Ушакова стали проводить там метеорологические, морские гидрометеорологические, магнитные и аэрологические наблюдения. За два года героическая четвёрка на собачьих упряжках выполнила подробное описание всех островов Северной Земли. Среди этой отважной четвёрки был охотник-каюр Сергей Журавлёв, однофамилец наших героев. В 1954 году полярная станция с острова Домашний была перебазирована на остров Голомянный. В 2015 году МГ-2 Остров Голомянный переименована в МГ-2 им. Г.А. Ушакова в честь известного полярника и учёного. В общем, место "намоленное".

Но не скучают ли Журавлёвы по Таймыру?

— Не то слово, Антону даже снится часто, — признаётся Виктория. — Рыбалка, гуси, олени… Но если вернёмся туда, то уже без Максима, это здесь всегда вертолётом можно выбраться в случае непредвиденных ситуаций, а оттуда — целая эпопея.


Антон Журавлёв с трофеем на мысе Стерлегова. Фото из семейного архива

Главная проблема полярной станции — кадровый голод. Недавно со станции уехал механик Анатолий Омельченко, который 30 лет проработал здесь и всё до последнего винтика перебрал. Когда-то на этом острове были военные. После развала Союза они ушли, оставив технику. Анатолий собрал её и поставил на ход. "Урал" в гараже стоит как новенький.  

— Сейчас Антон за начальника станции, молодая сотрудница с Иркутского техникума и я с Максом — вот и весь наш коллектив, — говорит Виктория. — Это на двенадцать штатных единиц. Приходится пахать за себя, за того парня и его жену и любовницу. А что делать? За нас работу никто не выполнит…

Популярные статьи и вакансии

Искать вакансии и отзывы в Гугле