В видоискателе – Арктика

Пронеслись десять лет творческой деятельности, а он и не заметил. Десять лет съёмок Арктики. Итог – юбилейная выставка, тысячи снимков… и огромные планы
А ведь южанин, родился в Ростове-на-Дону, учился в Киеве!

– В Ростове вообще не было снега зимой! В Киев приехал, там впервые встал на лыжи, но сейчас и в Киеве снега почти нет. А на Полярном круге живу больше 30 лет, – рассказывает Сергей Анисимов, арктический фотограф с мировым именем. – Но первые 20 лет не выезжал никуда по нашему Северу. Как и большинство салехардских семей, мы предпочитали стандартный отдых на юге, у тёплого моря. Всё изменилось с покупкой первого профессионального фотоаппарата. Около 12 лет назад увидел впервые День оленевода, как-то до того не замечал этого совсем. И тут начал интересоваться, естественно, и снимать всё это. В итоге за десять лет наверстал упущенное! Побывал во всех районах и городах округа, своими глазами видел, как он меняется. За последние три года мне удалось отснять все месторождения «Газпрома», «Новатэка». В общем, я своими глазами увидел, в чём заключена жизнь нашего с вами региона. На фестивале «360 градусов. Восток» в Потсдаме (Германия) после презентации нашего округа к главным докладчикам вопросов не было – все обступили меня. В течение получаса отвечал любопытствующим немцам на вопросы об экологии, газе, коренных народах. Люди увидели всё это на моих фотографиях.
– Это же надо иметь колоссальное трудолюбие! – удивляюсь я услышанному, ведь, помимо того, что Сергей Анисимов – фотограф, он ещё и частный предприниматель, а ещё 18 лет отдано инженерной службе в гражданской авиации Ямала.
– Когда снимаю, особенно не задумываюсь о техничности. Во время съёмок мысль не работает, всё на автомате, тем более в условиях холода. Бывает, какие-то сюжеты витают в голове, я иногда их даже зарисовываю. А потом в нужный момент всё это всплывает и реализовывается как будто само собой. Дома убеждаюсь, что всё было сделано правильно.
– У вас есть любимые регионы в Арктике?
– Безусловно – Гренландия и Шпицберген. В Гренландии огромные айсберги разнообразнейших форм. На Шпицбергене невероятно красивый рельеф гор. Всё-таки наш Север немного обделён этим, а там это я могу найти с избытком.
– Такие пейзажи есть в Антарктиде. Туда вас не тянет?
– Тянет, но пока не судьба. Антарктида огромна, чтобы снять её, потребуется несколько экспедиций в разные места материка. Удовольствие очень дорогое. А помимо этого, туда надо ехать летом, то есть по Южному полушарию это ноябрь, декабрь, январь. У меня же в это время по основной работе идёт перезаключение годовых контрактов, от которых зависит жизнедеятельность моего предприятия.
– На выставке в МВК имени Шемановского представлено более 200 ваших работ, а также работы вашего сына.
– Да, я начал его брать с собой в поездки, чтобы он тоже повидал Север, вдохновился им. И несмотря на то, что его фотографии не хуже моих, фотографом он себя не видит. Он уже был и на Чукотке, на острове Врангеля, на Шпицбергене, но фанатизма к съёмке не ощутил. Кстати, ездил также в Уганду, Танзанию, и животных ему снимать понравилось. На Севере сложнее со съёмкой фауны.
– Вспоминается ваш белый мишка. «После холодного душа» – фотография, за которую вы получили золотую медаль на Кубке мира (ISF WORLD CUP 2014).
– Снимок был сделан в 2012 году на Шпицбергене. Мы подъехали на двух лодках к льдине, где стояли медведи. Один из них проявил агрессию к людям на другой лодке. Он прыгнул в воду, лодка отплыла, он за ней. Мы, счастливые, снимаем его – мишка плывёт, мишка в воде, мишка на фоне лодки. Не догнал, вылез из воды на льдину, стряхнул воду, а мы всё это радостно снимаем. И в этот момент он пошёл к нам. А наша лодка у самой кромки. Сначала медленно шёл, все фотографы щёлкали, пока вдруг не поняли, что мишка-то в кадр уже не вмещается. Он разбегаться начинает, в нескольких метрах от нас. Нужно было срочно отплывать. И тут мы понимаем, что лодка – обрезиненная туристическая лодка «Зодиак» – села на нижнюю кромку льда в воде, двигатель работает, а с места мы не двигаемся. Мишка медленно начинает к нам подбираться, в последний момент руками и ногами оттолкнулись и отплыли. Вот такая вышла случайность – увлеклись! Организатор наш сидел в лодке побелевший.
– Вы отправляетесь в туры с другими фотографами?
– Да. На Шпицберген это был фототур одной компании, которая арендует корабль на 10–12 человек, как правило, норвежский. Доводилось плавать и на паруснике, лет шесть назад, но неудачно. Попали в сезон штормов, а это невыносимо, если у вас морская болезнь. Когда с континента отправляешься в Арктику, то проплываешь сначала северные моря. А они все отличаются буйным нравом, штормами. А в самой Арктике уже штиль.
– В этом году уже запланировали какие-то новые интересные поездки?
– Плато Путорана. В нашей стране есть два места в Арктике, которые охраняются ЮНЕСКО. Это остров Врангеля и плато Путорана. Почти недостижимое место, нет дорог, никто не живёт, только поблизости каслают оленеводы. Но там огромное количество водопадов, уникальных по красоте. Малоизученное и почти не снятое место. Сейчас Сергей Горшков получил грант на съёмки плато Путорано. Мы с ним вдвоём снимаем Арктику профессионально, с тем различием, что он больше снимает российскую, я – всю. Мы нашли людей, которые нас туда забросят, вместе с многократным чемпионом по туризму СССР. Там скалы. Конечно, хочется лёгких путей, но нам сказали, что таких нет. На машине, как в Исландии или Канаде, к водопаду никто не довезёт. А вертолёт – очень дорого. Стартовать будем в Норильске, доедем до одного из близлежащих посёлков. Там уже обещают катер, но в прошлом году он сломался. В общем, пока не стану загадывать, как мы туда попадём.
– В отпуск-то поедете?
– А как же, сейчас самое время, чтобы отправиться в Шри-Ланку, например. Поснимать в национальных парках животных. В отпуск всегда езжу зимой, на юг, сейчас осваиваем
с семьёй Юго-Восточную Азию. Хочется разбить нашу зиму, очень долгую. А летом уже в Арктику, когда там воздух прогревается до трёх-пяти градусов.
– Я знаю, вы издаёте ещё и фотоальбомы со своими снимками.
– Да, потому что книги приносят доход, который мне нужен для поездок в Арктический регион. Сейчас у меня подготовлены ещё две книги, но так как печатал их в Европе, то выпуск отложился. Спонсоров не имею, всё организую сам, поэтому завишу от курса евро. Надеюсь, всё же книги будут выпущены, так как в России пока нет объёмного красочного фотоальбома про всю Арктику.
– Ваша фототехника вас не подводит?
– Я её регулярно обновляю. Как только выходит новейшая модель фотоаппарата, сразу покупаю. Потому что считаю: качество снимка должно быть идеальным. И до сих пор
не хватает мощности. Обычно везу с собой в путешествие около 40 килограммов техники.
– Всё-таки ваше трудолюбие вознаграждается победами во многих международных конкурсах.
– В принципе, я уже собрал награды во всех значимых конкурсах. Пару лет назад, к примеру, выиграл неофициальный чемпионат мира по трэвел-фотографии – единственный
россиянин за все годы существования этого конкурса. В мире это самый значимый конкурс для всех фотопутешественников. Ещё один важный для меня конкурс – IPA, проходит в
Лос-Анджелесе, там около 50 номинаций, в том числе и на лучший фотоальбом. Я там получил четвёртое место в мире среди профессионалов за фотоальбом «Люблю тебя, Ямал». Оно для меня дороже многих моих золотых медалей. Это «Оскар» в области фото, даже награждения проходят в том же зале, где вручают премию «Оскар». Возможно, не дотянул до призовых мест из-за того, что стихи ямальских поэтов, которые были в этом фотоальбоме, не переведены на английский. Их я счёл лучшим сопровождением для фотоиллюстраций о нашем крае. Из 81 медали золотых у меня – 47. Все медали храню дома, в обычной обувной коробке.

Нина ФАЛЬШУНОВА, фото: Сергей Анисимов и из архива героя

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Консультации по трудоустройству, как устроиться в Арктику собираем документы

В Петербурге готовят кадры для освоения Арктики

Нормально ли писать работодателю в WhatsApp?