вторник, 27 июля 2021 г.

Бумажный айсберг

Воды, которой наполняют свои отчеты чиновники комитета по делам Арктики, хватило бы на маленькую ГЭС



Комитет по делам Арктики, созданный три года назад, остается самым загадочным подразделением Смольного. Реальных плодов его деятельности не видно, да и сам смысл существования такого ведомства в далеком от арктической зоны Петербурге вызывает большие сомнения. Предпринятые «Новой» попытки отыскать следы реальной работы арктического комитета эти сомнения лишь приумножили: из интересного обнаружились разве что госзакупки, включающие подарочные наборы с пледами из шерсти мериноса.

Ответ комитета на наш редакционный запрос мы получили уже после выхода публикации. Информации, которая потребовала бы вернуться к поднятой в статье теме, в ответе комитета мы не нашли. Хотя он и потратил на него 20 листов бумаги (2 — собственно ответ пресс-службы и 18 листов приложений).

Например, мы спрашивали: почему на сайте ведомства нет информации, которую обязаны публиковать согласно приказу главы комитета 2018 года (данные ежегодно проводимых опросов граждан и предпринимательского сообщества, отчетов председателя о результатах деятельности комитета и общественного совета и др.).

А этот приказ, отвечают нам, распространялся на двухлетний период и «завершился исполнением в 2020 году». Хотя примет исполнения ни на сайте, ни в кэше поисковика нет. Видимо, так исполнили, что с 2021 года решили не пролонгировать действие этого приказа, избавив себя даже от обещаний регулярных отчетов и соблюдения прочих принципов «открытого правительства».

Что же касается ежегодно заказываемых соцопросов, то комитет ограничился названиями трех тем и заверениями, что учитывает их результаты в своей работе. А если редакции интересно содержание данных исследований — обратитесь к исполнителю (CПб ГУП Санкт-Петербургский информационно-аналитический центр). Притом что тем самым приказом главы комитета предписано публиковать эти материалы на сайте ведомства. Кроме того, исполнитель не является правообладателем результатов проделанной по заказу комитета работы — обращаться к нему бессмысленно. Загадкой осталось и то, как именно комитет применяет на практике данные таких опросов, как, например, «Информированность петербургских школьников 9–11-х классов об Арктике и интерес к ее изучению».


Смысл работы комитета по делам Арктики при правительстве Петербурга: ничего (почти) не делать, получать десятки миллионов рублей на жизнь

Нас в первую очередь, интересовали практические результаты деятельности комитета, собственно, поэтому «Новая» и просила предоставить ежегодные отчеты председателя и сообщить, как он лично оценивает деятельность своего ведомства и какими критериями руководствуется при оценке ее эффективности.

Ни отчетов председателя, ни хотя бы ссылок на тайное гнездо, где они выложены, нам не представили. Обойдясь фразой о том, что итоги деятельности комитета «регулярно докладываются на заседаниях Коллегии и Общественного совета Комитета» и послав по ссылке, где размещены протоколы результатов таких заседаний. Мы там, собственно, уже были, готовя первую публикацию. И с этими протоколами ознакомились. Единственная информация, которую можно почерпнуть там об итогах деятельности комитета, укладывается в две фразы: заслушали — приняли к сведению.

Комитет в своем ответе на запрос «Новой» еще, правда, зачем-то добавляет, что в состав общественного совета «включены представители средств массовой информации». Не иначе как намекая, что мы сами можем коллег поспрошать, если такие любопытные.

Председатель комитета Герман Широков не стал делиться с нами своими оценками деятельности комитета и критериями таковых. Вместо этого его пресс-служба расписала на два абзаца выходные данные постановлений, распоряжений и положений, которыми в принципе определяется оценка эффективности работы органов исполнительной власти.

Зато нам прислали планы работы и отчеты общественного совета (хотя и то и другое есть на сайте, изобилующее общими фразами). Но и здесь умудряются нагнать строку: есть в плане работы «проведение заседаний» и — отдельным пунктом — «проведение внеочередных заседаний», «взаимодействие со СМИ» и «освещение деятельности в СМИ», а еще «актуализация раздела Общественного совета на сайте комитета» («постоянно»). За три года работы совета — 14 публикаций в этом разделе, большей частью обобщенные, слушали-постановили, протоколы заседаний. А последний представленный план работы — на прошлый год, с 2021-м, видимо, все еще не определились.

Еще мы в своем редакционном запросе спрашивали, отчего пуст раздел ведомственного сайта «Программы и планы» — всем давно интересно, чем вообще такой экзотичный комитет занимается в Петербурге, какими такими «делами Арктики». Нам суконным языком разъяснили, что комитет осуществляет свою деятельность в соответствии с госпрограммами Санкт-Петербурга, сложив их перечень в 4-страничное приложение. Отмечено, в частности, участие комитета в таких мероприятиях, как «Обеспечение эксплуатации и закупки средств автоматизации, запасных частей, расходных материалов и комплектующих к ним», «Повышение эффективности государственного управления», «Эксплуатация и развитие программных продуктов автоматизированного ведения бюджетного учета» и еще с дюжину не менее увлекательного.

Год назад анонсировалось, что силами комитета планируется включить петербургские вузы и научные учреждения в научно-образовательный центр (НОЦ) «Север: территория устойчивого развития», созданный на базе якутского университета. Задача привлекательная — особенно если учесть, что пять российских НОЦ, в случае получения статуса «мирового уровня», подключались к национальному проекту «Наука» (с 18,5 млрд руб. федерального финансирования только в 2020–21 гг.). А шансы НОЦ «Север» попасть в эту пятерку были особенно высоки.

«Новая» в своем запросе поинтересовалась, что удалось комитету сделать в этом направлении за год. Ведь судя по сайту НОЦ «Север», его состав так и не пополнился питерскими структурами.

Но Санкт-Петербургский госуниверситет и несколько питерских научных организаций «выступают партнерами НОЦ «Север», сообщил комитет. Жаль, не уточнив: как давно это партнерство сложилось и в чем тут заслуга собственно комитета? Как и в других процессах, перечисленных в его отчете по взаимодействию с НОЦ. Вроде проекта по созданию испытательного полигона «в рамках комплексного плана развития поселка Тикси» или «подготовке к созданию» нашим ВИР им. Вавилова совместной лаборатории.

С той же непринужденностью комитет завершает свой отчет пассажем о признании НОЦ «Север» одним из пяти победителей конкурсного отбора на получение господдержки. Как будто имеет к тому хоть какое-то отношение.

Популярные статьи и вакансии

Искать вакансии и отзывы в Гугле