Лед тронулся: арктический шельф станет новой нефтегазовой провинцией России

Месяц назад глава «Роснефти» Игорь Сечин официально представил президенту Владимиру Путину проект «Восток Ойл» по освоению запасов северных территорий РФ.

По оценкам компании, его реализация уже в ближайшей перспективе может способствовать ежегодному увеличению российского ВВП на 2%, а также загрузке Северного морского пути и укреплению позиций страны в Арктике в целом.

Как новая нефтегазовая провинция взаимосвязана с нацпроектами, почему для этого нужны серьезные налоговые льготы и зачем «Роснефть» несколько лет изучала моржей – РАПСИ рассуждает на одну из самых актуальных тем для мирового рынка.

В настоящее время Россия входит в тройку мировых лидеров по добыче нефти и газа, при этом используя в основном месторождения суши. В этой связи освоение залежей углеводородов на арктических побережьях и континентальном шельфе является одним из приоритетных векторов развития нефтегазового комплекса страны.

Поиски месторождений нефти и газа на континентальном секторе российской Арктики начались еще в 30-е годы XX века – задолго до организации аналогичных операций другими приарктическими государствами. Однако даже на сегодняшний день точной цифры, характеризующей объем запасов нефтегазовых ресурсов в этом регионе, все еще нет ввиду недостаточной изученности территории.

По данным ООН, разведанные запасы арктической нефти составляют 100 млрд тонн и 50 трлн кубометров газа; согласно исследованию ученых из Дании и США, подо льдами залегает около 83 млрд баррелей нефти и порядка 1,5 тысячи трлн кубометров газа. Российское Минприроды в 2016 году оценило залежи на своих территориях в 258 млрд условных тонн газа и нефти – 60% от всех углеводородов страны. При этом вывод, который не оспаривает ни одна заинтересованная сторона, состоит в том, что Россия обладает более половиной всех неразведанных запасов.

Справка:

Границы арктического шельфа России установлены нормами международного права и двусторонними соглашениями. В целом же юридический аспект данного вопроса говорит о секторальном разделении Арктики на пять зон, прилегающих к северным границам Дании, Канады, Норвегии, РФ и США. Каждая из этих стран обладает исключительно экономическими зонами, простирающимися более чем на 300 км от их береговых территорий. Любопытно при этом, что сам Северный полюс и прилегающая к нему часть Северного Ледовитого океана не принадлежат ни одному из государств.

Несмотря на отсутствие в настоящее время активных приграничных споров между приарктическими государствами и претендующими на этот статус странами – Исландией, Швецией, Финляндией – данный регион можно считать потенциальным источником напряженности из-за конкуренции за доступ к его ресурсам, составляющим около 22% ото всех мировых неразведанных запасов углеводородов.

Коррективы в необходимость скорейшего освоения арктических территорий вносит и изменение климата, происходящее в этой зоне в 2 раза быстрее, нежели по всему миру. Эксперты отмечают, что зафиксированный рекордный объем таяния льдов сделал северный регион более технически и экономически привлекательным не только для добычи там углеводородов, но и развития судоходства.

Согласно прогнозам Международного энергетического агентства (International Energy Agency), добыча нефти в Арктике имеет в настоящее время особую экономическую целесообразность, так как себестоимость добычи находится в зоне прогнозируемой до 2035 года цены на нефть на мировом рынке.

В этой связи интересы России в Арктике можно разделить на несколько направлений: освоение новых месторождений углеводородов при сохранении экосистем; развитие новых международных транспортных коридоров и обеспечение их сопутствующей инфраструктуры; создание большого количества рабочих мест (только проект «Восток Ойл» предполагает около 100 тысяч вакансий – прим. ред.). Именно на реализацию этих целей направлен февральский указ президента об основах государственной политики в Арктике до 2035 года.

Исследовательский ренессанс

Всего на российском континентальном шельфе в Арктике на данный момент открыто 25 месторождений (Баренцово и Карское моря); единственной же добывающей на арктическом шельфе платформой пока является МЛСП «Приразломная» (Печорское море).

Дата запуска вышеупомянутой платформы – 2013 год – совпала и с возобновлением активных работ в арктической зоне: меньше чем за 10 лет произошла беспрецедентная активизация как геологической разведки, так и других процедур, способствующих безопасному изучению, а также оптимальной последующей организации месторождений. Речь идет об изучении гидрометеорологических и экологических условий, а также проведении инженерных изысканий силами нефтегазовых компаний и сотрудничающих с ними структур.

И несмотря на то, что партнерами по освоению Арктики являются три крупнейших российских компании – ПАО «Газпром», ПАО «Новатэк» и ПАО «НК «Роснефть», – именно последняя на протяжении шести лет занималась изучением ледников и айсбергов, геологии Новой Земли и Северной Земли, моржей и белых медведей как индикаторов устойчивого состояния морских арктических экосистем.

На примере работы с крупнейшими ластоногими, обитающими в северном полушарии, можно сделать вывод о комплексности и масштабности проведенных исследований. Так, госкомпании, сотрудничавшей с Центром морских исследований МГУ и некоммерческими организациями, удалось изучить маршруты перемещения особей, оценить их генетическое разнообразие и кормовую базу, определить количество популяции и т.д.

Такой подход, включающий в себя способы сбора информации и пути к ее получению на уровне фундаментально научно-исследовательских работ, позволяет недропользователям получать огромный пласт информации, кратно увеличивающий степень изученности экосистемы осваиваемой территории. Анализ же таких данных позволит компаниям учитывать реальное состояние природной среды и разрабатывать, исходя из этого, оптимальные стратегии по использованию арктического шельфа России.

В ближайшие годы актуальность и важность этого направления будет стремительно возрастать в связи с повышением роли экологических аспектов в деятельности компаний, а также необходимости учитывать последствия глобального потепления. 

Акцент на сохранении экосистемы Арктики в ее первоначальном виде при повышенной значимости стоящих перед страной и отдельными компаниями задач говорит также и о новом векторе реализуемой государством политики по охране окружающей среды. Симптоматично в этой связи и то, что о проекте «Восток Ойл» на высшем уровне заговорили только сейчас, то есть по итогам многолетних и скрупулёзных исследований. Именно этот факт позволяет делать выводы вопреки инсинуациям конкурентов о готовности российской нефтегазовой отрасли приступить к масштабному освоению северных месторождений со всей ответственностью.

Антиподом российским компаниям в бережном отношении к арктическим экосистемам и отсутствии спешки при условии, что однозначные признаки глобального потепления, а значит и выгодные экономические условия были зафиксированы еще в начале 2010-х, является подход другого приарктического государства. Так, в 2019 году администрация президента США Дональда Трампа санкционировала добычу углеводородов в Арктическом национальном заповеднике в Аляске, который на протяжении многих десятилетий находился под охраной.

Заповедник в северо-восточной части Аляски представляет собой крупнейший уголок дикой природы страны, в котором обитают находящиеся под угрозой исчезновения белые медведи. Бурение скважин в регионе, по данным СМИ, может также создать проблемы для местного населения, которое в основном живет за счет рыболовства и охоты.

Но даже несмотря на эти опасения зоозащитников, американские компании смогут взять в аренду свыше 1,5 миллиона из 19 миллионов участков недр заповедника под площадки для бурения и вспомогательные установки.

В этой связи последствия возможного увеличения секторов добычи углеводородов американскими компаниями в арктическом шельфе выглядят негативно особенно в экологическом аспекте, поскольку США, очевидно, не уделяет столь же внимания сохранению природных систем Севера, сколько отечественные компании.

Российская Арктика как альтернатива Суэцкому каналу

Перспективность предложенного «Роснефтью» проекта подтверждается не только озвученными главе государства прогнозами об увеличении на 2% валового внутреннего продукта (ВВП), но и загрузкой Северного морского пути (СМП). Пока активными пользователями СМП являются только Россия и Китай. Соответственно, эксплуатация его другими странами может придать существенный стимул для роста технологической компоненты российской экономики.

Необходимость развития СМП, призванного стать ключевой транспортной артерией Евразии, была обозначена Путиным в майском указе 2018 года. Определяя национальные цели и стратегические задачи развития страны на период до 2024 года, президент требовал от правительства обеспечить увеличение грузопотока по СМП до 80 млн тонн.

Кроме того, развитие Северного морского пути является приоритетным направлением и в национальном проекте «Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры», утвержденным правительством в том же году.

Тактическая значимость Северного морского пути объясняется тем, что он представляет собой самый короткий морской транзитный коридор между Северной Европой и стремительно развивающимся Азиатско-Тихоокеанским регионом. СМП может представлять собой более выигрышную альтернативу Суэцкому каналу, во-первых, по причине экономии порядка двух недель времени в пути, а во-вторых, ввиду сохранения кратных этому тонн топлива.

Однако без задействования углеводородных ресурсов арктического региона гарантировать требуемую загрузку СМП практически невозможно. В этой связи логичным решением становится реализация проекта «Восток Ойл», предусматривающего строительство морских терминалов с перевалкой до 100 млн тонн в год.

Без налогов

Еще в начале десятых годов эксперты в один голос говорили о том, что старта активной добычи углеводородов на арктическом шельфе можно ожидать только через 20 лет. При этом изменения, произошедшие на всех уровнях в России, только подтверждают, что этот глобальный процесс начнется существенно раньше.

Одним из препятствий для инвесторов, готовых вложить несколько триллионов рублей в освоение Арктики, являются высокие налоговые сборы. Возможность предоставления льгот нефтяникам, работающим в северной зоне, рассматривалась на государственном уровне с 2019 года (именно тогда Сечин впервые анонсирован Путину проект «Восток Ойл» — прим.ред.), но законопроект был принят Госдумой только неделю назад.

Документ, подготовленный правительством, создает стимулы для добычи и обработки углеводородов в арктической зоне РФ. Он распространяет налог на дополнительный доход на участки недр, расположенных полностью или частично в границах Таймырского полуострова. Также уточняются сроки применения НДПИ при добыче углеводородного сырья на новых морских месторождениях в северной части Охотского моря, южной части Баренцева моря, в Печорском и Белом морях, где промышленная добыча началась после 1 января 2020 года.

Цель данного закона заключается в создании ресурсной базы, гарантирующей увеличение грузовых перевозок по СМП.

Принятие нижней палатой Федерального Собрания данной инициативы, по сути, также обеспечивает возможность привлечения большего количества зарубежных инвесторов, заинтересованных в долгосрочных фискальных проектах.

О проекте

Нефтегазовый проект «Восток Ойл», официально представленный президенту 11 февраля 2020 года, призван объединить месторождения «Нефтегазхолдинга» Эдуарда Худайнатова (Пайяхское) и «Роснефти» (Лодочное, Тагульское, Ванкорское). Ресурсная база месторождений, по словам Сечина, оценивается в 5 млрд тонн нефти, а каждый вложенный в проект рубль может привести к увеличению спроса на производимые в стране товары и услуги на 9 рублей.

Объем инвестиций в «Восток Ойл» на весь период его реализации, по оценкам компании, будет составлять свыше 10 триллионов рублей.

«Всего в рамках реализации проекта будет создано 15 промысловых городков, два аэродрома, порт, магистральные трубы — примерно 800 километров, внутрипромысловые — порядка 7 тыс. километров, электросетевое хозяйство — 3,5 тыс. километров, 2 тыс. мегаватт электрогенерации, новых рабочих мест - порядка 100 тыс.», — рассказал Сечин на встрече с главой государства. 

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Консультации по трудоустройству, как устроиться в Арктику собираем документы

В Петербурге готовят кадры для освоения Арктики

Нормально ли писать работодателю в WhatsApp?