В Арктике мы должны увидеть людей и возрождать её для людей


Постоянный представитель Республики Саха (Якутия) при президенте Российской Федерации Андрей Федотов в интервью редакции Arctic.ru в рамках XI Международного форума «Арктика: настоящее и будущее» рассказал о том, с какой позиции, каким отношением и эмоциями надо подходить к вопросу восстановления и сохранения Арктики.
В ходе своего выступления на пленарном заседании вы предложили разделить Арктику. Можете рассказать подробнее об этой концепции?
Арктику делить не надо, её районировать можно. Дело в том, что аргументов здесь достаточно много. Северный морской путь начинается с Карских ворот, с Карского моря, до этого незамерзающий порт Мурманск и так далее — это круглогодичная навигация, тёплый Гольфстрим, он многое определяет. Второе — транспортная доступность. Вплоть до Урала есть железные и автомобильные дороги, которые сегодня становятся ещё более доступными и совершенными. И арктическая зона есть, но она по параметрам доступности, не только транспортной, но и государственных услуг и всего прочего, несравнима с тем, что есть от Урала на восток, где заселённость территорий принципиально, на порядок меньше и транспортная доступность очень сложная.
В ходе сегодняшнего форума я был спикером на панельной сессии по транспорту, выступали наши коллеги из других территорий — именно от Урала и на восток, и все отмечали, что сезонность и труднодоступность сегодня крайне высоки и с этим что-то нужно делать.
Второе, если посмотреть на карту вечной мерзлоты, то вечная мерзлота в основном на востоке, и это определяет во многом климат. В западной Арктике климат, конечно, мягче, чем климат восточной Арктики и, безусловно, это накладывает определённые особенности. Это признают все — все кто живёт в Арктике и знает её. Поэтому сегодня я счёл возможным сказать это на панельной сессии. Я пообщался здесь с другими участниками форума, все понимают и поддерживают.
Когда этот вопрос обостряется? Тогда, когда начинают делить деньги под разные программы. Сегодня есть искусственная конкуренция между университетом Архангельска (Северный арктический федеральный университет) и Северо-Восточным университетом, который находится в Якутске. Два уважаемых университета, имеющие свои большие компетенции и особенности в области своих научных интересов, своей практики. Но правительством заявлено, что будет один НОЦ в Арктике. Я считаю, что если наш форум порекомендует правительству и аргументирует, что всё-таки это разные научные исследования, разные территории научных интересов, прикладных в том числе, в интересах развития экономики, то я думаю, что эти аргументы будут приняты. Мы не один раз уже об этом говорили. Я думаю и надеюсь, что форум поддержит и мы, конечно, будем продолжать эти предложения вносить не только на общественных площадках, но и на государственных.
Вы сегодня также выразили мнение, что не видите смысла устанавливать лимит населения в Арктике. В свою очередь Игорь Шпектор высказывает противоположенную точку зрения. Пожалуйста, поясните вашу позицию.
Игорь Леонидович высказывает не совсем противоположенную точку зрения, у него подход немножко другой. Он как человек опытный, многие годы проработавший в Арктике, в том числе мэром Воркуты, хорошо помнит тот период, когда Артику покидали — покидало государство, покидали люди, покидал бизнес. Это были 1990-е годы. То же самое происходило у нас, в Якутии. И на всё это было тяжело смотреть. Так же, как и ему. Мы в этом вопросе с ним испытываем одинаковые отрицательные эмоции. Но сегодня он говорит, что на основе этого опыта надо обязательно найти какое-то оптимальное количество населения, которое должно жить в Арктике.
Я подхожу к этому немного иначе. Дело в том, что, если можно так назвать, зачистка Арктики уже произошла в 1990-е — начале 2000-х, и те населённые пункты, которые выжили, которые продолжают существовать, — это и есть то, где жизнь возможна и необходима. И не надо ничего больше выдумывать, придумывать разные обоснования, чтобы посёлки переносить, закрывать, строить в другом месте. Если жизнь где-то сохранилась в эти тяжёлые годы, значит, она там нужна и возможна. Поэтому я думаю, что сегодня государство должно посмотреть на это и принять это за основу. И людям, живущим в этих городах и посёлках, помочь найти своё дело, найти возможность продолжать жизнь в поколениях. Я думаю, что если мы так отнесёмся, то люди, которые остались там и продолжают жить, примут это с огромным энтузиазмом. А это и есть смысл жизни!
Дело в том, что программами и деньгами большие проекты решить невозможно, нужна человеческая мобилизация. В советское время нам часто повторяли мысль, как будто принадлежавшую Владимиру Ильичу Ленину: «Когда идея овладевает массами, она становится силой». И сегодняшняя идея возрождения Арктики очень позитивная и с очень большой надеждой воспринята людьми там, на местах, которые наконец-то увидели к себе внимание. Они с огромным энтузиазмом относятся к тому, что эта программа будет осуществлена. Этот настрой людей нельзя механизировать, надо обязательно использовать его, на этой базе поднимать людей, с тем чтобы Арктика наполнялась жизнью, человеческой любовью.
Что государство может сделать для того, чтобы дать людям возможность остаться на местах?
Говорят о том, что из Арктики люди будут уезжать, особенно молодые люди. Они будут уезжать оттуда до тех пор, пока они не увидят смысла своей жизни в Арктике. Не только комфорта, не только длинного рубля, но и смысла, ведь каждый человек ищет смысл своего человеческого существования. А смысл заключается в том, что в Арктике можно жить счастливо, интересно, красиво. Про это нужны фильмы, про это нужны книги. Мы должны помочь каждому, особенно молодому человеку найти своё применение там. Такие энтузиасты есть, и сегодня их становится всё больше.
Мы сейчас были на заседании совета Ассоциации полярников под председательством Артура Николаевича Чилингарова. Он, кстати, у нас в молодости работал, возглавлял комсомольскую организацию Булунского района, где я тоже работал в этой же должности только гораздо позже. Тогда у людей было желание там остаться. Я уехал учиться, окончил Институт гражданской авиации в Риге, а вырос я в Батагае, в Верхоянске, на полюсе холода. И после окончания института у меня была возможность распределиться в любое другое управление гражданской авиации по всему Советскому Союзу, но я выбрал путь обратно — вернуться в Батагай. Потому что я видел, что там есть большой авиаотряд, что там можно продолжить работу в полярной авиации.
Одними из любимых мною книг были книги о полярниках, одним из лидеров моих юношеских мечтаний — Руаль Амундсен. Понимаете, вот эта романтика захватывает молодёжь и нельзя её отбирать! Это самая главная составляющая всей деятельности человека. И когда сегодня мы говорим о возрождении Арктики, мы должны об этом говорить с человеческой позиции: вы здесь нужны, в этом есть большой смысл лично для вас, для вашей семьи, ваших близких, для всей страны. В этом и заключается, наверное, участие государства и общественных институтов — в том, чтобы пробуждать эти патриотические, хорошие, нормальные чувства, связанные с освоением и защитой Арктики.
Знаете, есть такой, на мой взгляд, не очень верный посыл, что люди на северах борются за жизнь, выживают. Это неправда! Я сам оттуда родом, я знаю, что это такое. Люди там живут, и они также радуются всему человеческому, как радуются в любой другой точке планеты. Но люди там сохраняют холод, они хранители холода, они не борются с ним. До тех пор, пока холодно будет на Крайнем Севере, тепло будет в тех районах, где тепло, климат будет стабилен. Как только в Арктике потеплеет — климат на планете придёт в катастрофическое состояние. И мы, северяне, это понимаем. Мы умеем жить в холоде, умеем жить на этих территориях.
Пожалуй, только в этом смысле я спорю с Игорем Леонидовичем — мы не можем из Москвы или Якутска определить, сколько человек должно жить в Арктике. Например, что количество людей в моём родном Батагае должно быть три тысячи, а больше не надо, потому что это экономически невыгодно. Мы уже такие слова слышали от Егора Гайдара в 1990-х годах, что Север стране не нужен, и началась катастрофа. Эту ошибку повторять ни в коем случае нельзя. Вот что я имею в виду. Мы должны в Арктике увидеть прежде всего людей и возрождать её для людей с помощью экономики, крупных компаний и так далее. Но для людей!
Например, я встречался с представителями предприятия, которые работают у нас, в Арктике. Вы знаете, если так ставить вопрос, то они тоже очень хорошо к этому относятся. Они говорят: «Да, конечно». Я говорю: «А может, просто перейти от простых отношений — я тебе дам столько-то рублей, а ты построй клуб себе. Я тебе дам это, я тебе привезу это…» Это действительно похоже на резервацию. Может быть, надо теперь по-другому диалог строить — давайте мы вместе что-то сделаем? Есть правительство, которое приняло или собирается принять замечательное решение о поддержке малого и среднего бизнеса, а малое и среднее предпринимательство — это и есть как раз та самая работа, которой могут заниматься люди, живущие там постоянно. И крупные предприятия могут помочь в рамках этих законов о преференциях. Это стоит не очень дорого, но зато это создаёт смысл для работы и жизни там.
Второе, что я хочу заметить. Мне кажется, что люди, которые приезжают на разработку месторождений (это, как правило, крупные компании), приехав туда, они должны себя чувствовать коренными жителями. Не на вахте, не временно. Психология временщика должна быть изменена общей атмосферой вокруг Арктики. Если ты пришёл в Арктику, значит, ты должен себя чувствовать там как коренной житель, как человек приносящий счастье туда, как человек, уважающий законы жизни, которые там тысячелетиями формировались, чувствовать себя в своём доме. Понимаете? Тогда он будет относиться по-другому, и тогда наверняка у него на каком-то этапе возникнет мысль остаться там навсегда. Я вырос в таком посёлке, у нас было очень много приезжих, и многие, приехав на три-четыре года, оставались на 10, 20, 30 лет, а потом и до конца жизни. И только когда государство ушло оттуда, когда в обществе стали появляться и навязываться мысли, что Арктика нам не нужна, что это нагрузка для всех, даже тогда многие из них так и не уехали, а остались там, но дети их уехали. Это неправильно. Вот именно эту мысль я и хотел донести до уважаемого собрания, что Арктика для людей, для россиян, для наших детей, для наших внуков. Только так мы сумеем правильно сформулировать стратегические задачи и цели и их реализовать.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Консультации по трудоустройству, как устроиться в Арктику собираем документы

В Петербурге готовят кадры для освоения Арктики

Нормально ли писать работодателю в WhatsApp?